You are here:   Главная >>> Как у наших соседей?
А как у наших соседей!

А мы ноктюрн сыграть смогли бы…

1Шымкентский квартет «Классик» (на снимке), образовавшись в марте прошлого года под крылом областного татаро-башкирского этнокультурного объединения, собрал музыкантов, которые поставили для себя поистине масштабную цель: привить шымкентцам любовь к классической музыке. Стать тем самым Магомедом, который сам идет к горе. Они с готовностью выступают на малых площадках, перед небольшим количеством зрителей, даже без гонорара. Но альтруистам и первопроходцам, как известно, всегда непросто.

Идейный вдохновитель квартета – дипломант международного конкурса, пианист Ф. Амирова. Ее поддержали музыканты Г. Мусаева (скрипка), А. Аксеитов (саксофон) и А. Аюбаева (флейта). Каждый из них работает в музыкальных школах и колледже города. Тем удивительнее, что появилось желание, что называется, нести искусство в массы.

- На самом деле нет ничего удивительного, - говорит Фарида Сагитовна. – В школах и колледже мы работаем с теми, кто пришел учиться музыке, любит ее и готов служить ей. Но ведь это капля в море! А остальные часто вообще не знакомы с классическими произведениями мировых композиторов. Судить об этом можно хотя бы по нашим выступлениям. Это нужно исправлять, ведь музыка необходима для гармоничного развития личности. Как проходят уроки музыки в наших школах? Ими либо негласно жертвуют для других предметов, либо с детьми разучивают песни. А школьники потом элементарно не знают музыкальных жанров, не знакомы с музыкой Баха, Чайковского, Моцарта, Калдаякова и Брусиловского, наконец!

Сетовать по этому поводу, приговаривая «печально я гляжу на наше поколенье», можно долго, а можно предложить свой вариант изменения ситуации. Квартет выбрал второе. Сегодня в их репертуаре уже около трех десятков музыкальных произведений мировой классики. Играют Баха, Шостаковича, Свиридова, Боккерини и других композиторов. Выступают в учебных заведениях, домах культуры, недавно играли на сцене здания Ассамблеи народа Казахстана. Публика самая разная: от школьников и студентов до сельчан, которые впервые слышат классику. Выступления квартета – настоящий лекторий, где о композиторе сначала расскажут, а потом исполнят его лучшие произведения. И всегда выступают на бис: значит, достигли цели, донесли музыку. Жаль только, эти «воины» – одни в поле.

- Конечно, мы нуждаемся в единомышленниках, меценатах, - говорит Фарида Сагитовна, - в площадках для выступлений. О «Блютнере» в актовых залах школ, конечно, не мечтаем - достаточно простого фортепиано «Беларусь» или «Рига». Но чаще всего либо инструмента вообще нет, либо есть, но в таком состоянии, что играть на нем нельзя! Приходится брать напрокат синтезатор. Мечтаем, чтобы среди руководства города или области хоть кто-нибудь появился с музыкальным образованием: тогда, наверное, нас услышат.

Печальная тенденция сегодня: той-бизнес процветает, классическая музыка вынуждена протаптывать дорогу к зрителю. При наличии в Шымкенте трех музыкальных школ и колледжа, детской школы искусств для инструменталистов не проводят ни конкурсов, ни музыкальных фестивалей. Юные таланты уезжают в консерватории в другие города и страны, блистают на иных сценах, не имея в родном городе для этого ни малейшего шанса. Воспитываем для других – самим, видимо, не нужно. Интересно, изменит ли ситуацию звание культурной столицы СНГ, которое Шымкент примерит на себя в 2020 году?

 

Туркменские мотивы на казахстанской земле

14

День туркменской культуры прошел в стенах ЮКГУ им. М. Ауезова. 360 студентов из Туркменистана учатся сегодня в этом вузе. Помимо учебы, они своей миссией считают популяризацию культуры своей страны, знакомство с ее традициями.

Дню независимости Туркменистана, который отмечается 27 октября, они приурочили масштабное мероприятие, почетными гостями которого стали сотрудники Посольства Туркменистана в РК во главе с первым секретарем Н. Тагановым.

На круглом столе собравшиеся говорили об укреплении взаимодействия и сотрудничества двух стран, двух братских народов. А после, уже в праздничной программе, эту дружбу демонстрировали. Студент третьего курса А. Хамраев перевел песню Ш. Калдаякова «Сен сулу» с казахского языка на родной туркменский. Премьера новой версии была встречена бурными овациями. А преподаватель по вокалу факультета общественных дисциплин ЮКГУ им. М. Ауезова А. Кудайбергенов исполнил песню на туркменском языке, которую написал Президент РТ Г. Бердымухамедов.

Инициативу столь активных студентов поддержали и руководство вуза, и факультет по работе с иностранными студентами, оказав помощь с организацией праздника. Декан факультета С. Алибек, приветствуя собравшихся, отметил их сплоченность, ответственность и искренний патриотизм.

Алиса МАСАЛЕВА

 

Турнир дружбы

13

Республиканский турнир по мини-футболу,
организованный областным турецким
этнокультурным центром «Ахыска», собрал 14 команд
из Шымкента, районов ЮКО, а также Алматы и Тараза.

Состязания намеренно провели на стадионах шымкентского микрорайона «Кызыл жар»: турецкий центр во главе с его председателем Л. Асановым не первый год занимается активной пропагандой спорта и здорового образа жизни среди детворы и молодежи шымкентских окраин. Участие в церемонии открытия турнира принял президент Всемирной ассоциации турок-ахыска, профессор З. Касанов.

Нешуточные страсти кипели на полях турнира: команды стремились к победе. В итоге кубок победителя достался команде из Алматы, второе место заняла сборная «Ахыска спорт» микрорайона «Кызыл жар», а третье - футболисты из Сайрамского района.

 

Владимир, пловных дел мастер

 12

После участия в шымкентском фестивале плова «Достык дастарханы» 33-летний алматинский менеджер В. Краснобородкин кардинально сменил образ жизни, профессию, став ошпазом - мастером по приготовлению плова. Признается, что кормить людей самым вкусным блюдом азиатской кухни - несказанное удовольствие.

Весь его путь к сегодняшней профессии - цепь случайностей, которые, как оказалось, были далеко не случайны. Начиная с друга, благодаря которому Владимир однажды зашел на кухню не для того, чтобы поесть, а чтобы приготовить (разумеется, плов), и заканчивая разговорчивым таксистом в Шымкенте, который и посоветовал ему принять участие в фестивале.

- По специальности я программист, работал долгое время в офисе, занимался продажей компьютерной техники - все это, конечно, приносило прибыль, но не удовольствие, - рассказывает Владимир. - Ведь я не видел плодов своего труда, не живое дело эти продажи. Офисная работа губит! Отдушиной стало увлечение, когда я начал готовить плов и угощать друзей по выходным.

Однажды по работе Владимир впервые оказался в Шымкенте, и информация о нашем фестивале плова запала ему в душу. На следующий год он уже стал его участником, опять же случайно: поддержал идейный вдохновитель фестиваля, председатель Ассоциации узбекских этнокультурных объединений РК «Дустилик» И. Хашимжанов, предоставив и очаг, и казан, и продукты для плова. Завоеванное третье место стало для Владимира полной неожиданностью. И самым главным аргументом в решении окончательно сменить род деятельности, расставшись с компьютерной мышкой в пользу капгура (шумовка по-узбекски).

И понеслось. Открыл свой сайт по заказу плова, начал принимать заявки. Сарафанное радио разносило весть о необычном русском ошпазе. А тот решил совершенствовать свое мастерство и отправился на учебу в Ташкент в Ассоциацию поваров Узбекистана. Его наставником стал потомственный ошпаз Ахмаджон Хамдамов, внук народного плововара Узбекистана. Освоив пять основных видов плова, познав все премудрости их приготовления, Владимир вернулся домой и сам стал давать мастер-классы.

- В Ташкенте усвоил одну непреложную истину, без которой плов не получится: отдаваться процессу нужно всей душой, мыслями, сердцем! - делится опытом русский ошпаз. - Мне стала близка не просто узбекская кухня, но и культура, восточный менталитет, в котором живем мы все, жители Центральной и Средней Азии. Можно сказать, что я - азиатский русский.

Сегодня Владимир ежедневно колдует над казаном, готовя минимум 10 кг плова. Порции моментально разбирают заказчики, неизменно нахваливая блюдо.

- Веду свою маленькую войну с пиццей, хот-догами и прочей снедью, навязанной нам Западом. Мы, азиаты, должны кушать свою азиатскую пищу, она и вкуснее, и полезнее! Плов - царь стола, шедевр кулинарного искусства! И если, отведав мой плов, человек полюбит это блюдо, это и будет лучшей оценкой моего ремесла, - говорит В. Краснобородкин.

 

Знакомство с великими персами

11

Неделя иранской культуры и литературы стартовала в Шымкенте с визита советника по культуре Посольства Исламской Республики Иран в РК М. Ш. Зейнеддина. На семь дней зал Центра национальных литератур превратился в небольшую художественную галерею, а его фонд пополнился персидской литературой, изданной на казахском и русском языках.

Приветствуя собравшихся на открытии недели иранской культуры, высокий гость отметил активную работу иранского культурного центра в Шымкенте и особую атмосферу теплого города. Среди книг, преподнесенных им в дар, одну выделил особо: поэму «Шахнаме» в переводе на казахский язык Т. Изтилеуулы. Второй такой книги не найти не только в Шымкенте, но и в Казахстане. Более трех десятков картин, миниатюр, рисунков, каллиграфий XII-XIII веков впервые выставлено в Шымкенте. Эта коллекция имеет постоянную прописку во Дворце Гулистан в Иране, но благодаря содействию Посольства Исламской Республики Иран в РК, которое с готовностью откликнулось на просьбу областного иранского культурного центра, ее удалось привезти в Казахстан.

- Эти миниатюры ценны в первую очередь тем, что иллюстрируют сцены из «Шахнаме» - национального эпоса персидских народов. Обратите внимание, как каллиграфично они выполнены! - М. Ш. Зейнеддин с удовольствием знакомил собравшихся с коллекцией. Дополнил свой увлекательный рассказ чтением наизусть рубаи Фирдоуси в оригинале - на фарси они звучали удивительно: напевно и очень мелодично.

В этот же день в областном Музее жертв политических репрессий с участием М. Ш. Зейнеддина были презентованы стенды, посвященные иранцам, пострадавшим от гонений и репрессий.

 

Всходы и плоды поля

этнос в лингвистическом аспекте

9В конце первого тысячелетия лесистую и топкую равнину между Балтийским морем и Карпатами, Одером и Бугом населяли многочисленные славянские племена, которые спустя время стали называть себя поляками. Они оказались здесь во время Великого переселения народов в VI веке. Это были мазовшане, висляне, куявяне, поморяне, поляне, лютичи, о чем свидетельствует летописец Нестор: «Словяне же те пришли и сели на Висле, прозвавшись Ляхами, а от тех Ляхов прозвались Поляне Ляшьские». Если опустить подробности, то в конце X века возникло княжество полян, которому и суждено было дать название этносу и государству.

Сам по себе этноним «поляне» - это обобщающее название жителей Поля, то есть той части евразийских степей и лесостепей, на которой обитали все древние славяне до их разделения на западных и восточных. Уйдя на Вислу, западные поляне создали свое Поле.

Но почему, как утверждает летописец, они прозвались ляшскими? Если сослаться на «Великопольскую хронику», то она повествует о некоей Паннонии, матери-прародительнице всех славянских народов, от которой родились три брата: первенец Лех, второй – Рус, третий – Чех. Они, умножась в роде, дали начало землям лехитов, русских и чехов, называемых также богемцами. Это, конечно, не более чем легенда. Ученые нашли объяснение в другом. Одни полагают, что этноним «ляхи» произошел от «леха» - «борозда, гряда, поле», другие – от «ленд – lend», что значит «пустошь, необработанное поле». В принципе, друг с другом не спорят. В общем, славян с Вислы стали так называть по роду их деятельности: те вынуждены были отвоевывать себе земли у болот и непроходимых лесов.

Как получилось, что, будучи яйцами из одной корзины, западные и восточные славяне оказались с разными алфавитами? Очень просто. Когда те и другие переходили в христианство, восточным славянам его несли на кириллице православные греки из Византии, а в отношении западных усердствовал на латыни католический Рим.

Поскольку Польша больше, чем на столетие, теряла свою государственность (ее разделили между собой Пруссия, Австрия и Россия), то на российской части письменность пытались-таки перевести на кириллицу. Собственно, это было определено не только политическими мотивами, но и лингвистическими – ведь кириллица изначально создавалась с учетом особенностей славянских языков. И поныне многие языковеды утверждают, что польскому языку письмо Кирилла и Мефодия более подходяще, нежели латынь. Этим объясняется тот факт, что кириллицей для поляков занимаются до сих пор. Один из последних вариантов – так называемая «двуестица», предложенная в прошлом году.

Вообще проектов польской «цырылицы», то есть кириллической азбуки, было немало. Активно принялись за этот вопрос при Александре II, когда был создан учредительный комитет, чтобы заниматься реформой школьного образования в польских землях. В результате его деятельности в 1865 году вышла первая книга на польской кириллице – «Букварь для сельских детей». Затем последовали еще с десяток школьных книжек. Однако вскоре эксперимент был свернут, так как польские школы перевели на русский язык обучения. Польша вернулась к латинице в 1918 году – произошедшая в России революция отпустила ее на волю.

Польскую латиницу по всеобщему признанию считают одной из самых неудобных.

Фонетика польского обильна шипящими, передать которые латинскому алфавиту едва по силам. Для них в кириллице есть внятные буквы «ж», «ш», «ц» и «ч». В латинском же написании требуется немыслимая комбинация букв. К примеру, такое простенькое слово, как «жук» пишется «chrzaszcz». Правда, и произнести его нужен полный рот дикции: «хшоншч». Оратор Демосфен рано родился. Если бы на ту пору существовал польский, он вместо камушков во рту катал бы такие слова, как «джджысты» – дождливый, «кщенжыц» – луна, «пшешчэнщливы» - очень счастливый. И попробовал бы произнести, скажем, такую фразу: «Хшоншч бжми ф тшчине ф Шчэбжэшыне» - «В Шебжешине жук жужжит в тростнике».

10Географическое положение Польши и ее история таковы, что на формирование польского языка влияли все, кто окрест и даже далее. Его лексика отражает немецкие, английские, французские, чешские, тюркские, итальянские, восточно-славянские заимствования. Разумеется, в польском словаре больше всего пра-славянских и латинских слов. Особенно велик праславянский фонд: он основной и наиболее употребительный. Это понятно: поляки вынесли его из колыбели. Праславянский – общий для всех славян, потому у них почти треть всего словарного запаса одинакова по звучанию и значению. Нет, разумеется, случились и трансформации смыслов. Классический пример: красавица по-польски «урода», а фрукты – «овощи».

Польский, как и языки большинства народов, поначалу бытовал только в устной форме. Но в отличие от других, устному польскому, то есть фольклору, не очень-то повезло. Обычно у этносов сохранилось богатейшее эпическое наследие, предания, легенды, былины. Поляки же сберегли немного сказаний и песен, потому что все остальное при насаждении христианства было объявлено языческой ересью: церковь сознательно преследовала народное творчество. Да и с письменностью на польском языке эта нация встретилась довольно поздно. Одним из первых памятников польской литературы считается церковная и боевая песнь, было это во второй половине XIII века. И долго еще в среде поляков имела хождение лишь церковная грамота.

Если не считать указанной молитвы, то самым древним текстом на польском языке являются «Свентокшиские проповеди» XIV века. Любопытна история их обнаружения. Польский языковед Александр Брюкнер изучал в Санкт-Петербургской императорской библиотеке фолианты из Варшавского университета и обратил внимание, что их переплет оклеен полосками пергамента с надписями. Присмотрелся и обнаружил, что это цельный текст. Как выяснилось, «Свентокшиские проповеди» пошли на починку – их разрезали на восемнадцать полосок и приклеили к корешкам более ценных, на чей-то взгляд, книг.

Черед расцвета польской письменности наступил только через два века. Это было связано с державной крепостью, расцветом шляхты – привилегированного сословия, которое начало приглашать к себе ученых с мировым именем и отправлять своих детей в лучшие европейские университеты. Толчком к развитию письменности всегда служит просветительская деятельность.

В течение всего шестнадцатого и последующего столетий публицисты, писатели и поэты сумели достаточно развить польский язык. Особенно преуспел Ян Кохановский, снискавший себе славу поэта, которого до появления Мицкевича в польской литературе не превзошел никто. Он стал его предтечей.

Впрочем, в то время заслуживает внимания проза пера Яна Пасека – любимчика шляхты. Он был чрезвычайно талантливый рассказчик, написал мемуары, которые остаются красноречивым памятником нравов польской шляхты семнадцатого века. Мемуары Пасека и ныне выходят все новыми изданиями и находят своих читателей. Тот же Мицкевич оценил их очень высоко.

Появление на авансцене Адама Мицкевича сродни явлению Александра Пушкина: обоих подготовила плеяда предшественников, оба кардинально изменили поэтическую стилистику и обновили лексику родного языка. Не зря подружились с первой встречи. «Славянский Байрон» - так характеризовали современники Мицкевича, а Байрон был любим Александром Сергеевичем как никто иной. Но дружба была недолгой – на ней сказался негатив польско-российских отношений.

Мицкевич – признанный вождь польского романтизма, самый яркий представитель поэтического слова наследников Поля. Пушкин признавался, что «из всех поляков меня интересует лишь Мицкевич». Что бы сегодня сказал русский гений в отношении польских авторов? В особенности тех, кто удостоен Нобелевской премии. А ведь у поляков четверо номинантов! Это восьмое место среди стран. Лауреатами стали Генрих Сенкевич – за выдающийся талант эпического писателя, наиболее популярна его книга «Камо грядеши». Владислав Реймонт – за выдающуюся национальную эпопею «Мужики». Чеслав Милош – за совокупность творческих достижений. Вислава Шимборская – за поэзию, которая «с ироничной точностью позволяет историческому и биологическому контексту проявиться во фрагментах бытия» (нобелевские формулировки иногда весьма затейливы).

А Станислав Лем! Писатель, философ, футуролог, чьи книги переведены на 41 язык, чьими произведениями кормится мировой кинематограф – 32 экранизации.

Польский классик XIX века Болеслав Прус вошел во всемирную литературу двумя романами - «Кукла» и «Фараон». Ему принадлежит следующая мысль: «Какие же примитивные пружины приводят в движение мир: немного угля – и оживает корабль, немного чувства – и оживает человек». Сказанное можно адресовать совокупному художественному слову поляков: невесть сколько авторов за пять столетий, не слишком длинен список их творений, но как ожила ими мировая сокровищница. До свидания! До видзэня!

подготовила

Зинаида Савина

 


Страница 2 из 29