You are here:   Главная >>> Как у наших соседей?
А как у наших соседей!

Светлый праздник Рождества

2 3 

Католическое или православное, его традиционно встречают в тесном семейном кругу. Тихо, без суеты, с дорогими сердцу традициями, особенными приметами. Областной немецкий этнокультурный центр «Возрождение» в эти дни тоже как одна большая, дружная семья. Детвора наряжает елку и разучивает праздничную программу, взрослые готовят подарки и угощение. Несказанное удовольствие - окунуться в этот чудный праздник.

Рождеству предшествует Адвент – предрождественские четыре недели. Время поста и духовного осмысления жизни. А для детворы придуманы календари-адвент с двадцатью четырьмя маленькими кармашками-окошками, в которых спрятаны шоколадные фигурки, конфеты. Для учеников воскресной школы при немецком центре Рождество — самый долгожданный праздник. После занятий - репетиции. Традиционные немецкие песни к Рождеству разучивают не просто с педагогом по вокалу, а с настоящей оперной певицей — солисткой театра оперы и балета М. Кин. Вместе с учителем немецкого Е. Мартыновой мастерят рождественский венок, каждое воскресенье зажигая на нем одну за другой четыре свечи, которые символизируют приближение Рождества. Подарки детворе принес Вайнахт-сман – рождественский дед. А на кухне меж тем последние приготовления к рождественскому обеду. Ароматы дразнят аппетит. Горячий глинтвейн, приготовленный членом правления немецкого центра И. Поляковой, разлит по бокалам. Сладкий, пряный напиток кружит голову. Настало время отметить светлый праздник Рождества!

Алиса МАСАЛЕВА

 

Аз, буки, веди «великого и могучего»

Русскому языку несказанно повезло: он с самого начала оказался в счастливом положении. Во-первых, зарождался в недрах единого восточнославянского языка, то есть все славянские этносы на то время были его носителями и понимали друг друга. Во-вторых, его никто не теснил, он не знал врагов в лице опасных конкурентов, которые бы угрожали его сохранности. В-третьих, русскому языку на ладошках Кирилла и Мефодия преподнесли письменность, идеально приспособленную под его фонетическую систему. Другими словами, русский язык развивался вольготно, по своему природному естеству. А когда природе не мешают, она обретает совершенные формы.

В отношении истории русского языка языковеды практически не испытывают сложностей – все прозрачно. Если и есть споры, то только о том, существовала ли дохристианская письменность. Академическая наука связывает ее появление с обращением в христианство во второй половине X века, чему есть текстовые доказательства. По другому мнению, славяне задолго до этого пользовались рунами. Однако несколько надписей, до конца не расшифрованных, не дают основания говорить о существовании рунической письменности. Так что письменность в X веке пришла к русским из византийской Солуни, и это стало невероятно счастливым обстоятельством для русского языка. Если бы не братья-миссионеры, восточными славянами занялся бы Рим. Римская церковь стояла на убеждении, что существует лишь три языка, на которых подобает славить Бога «с помощью письмен»: «Ни одному народу не следует иметь свою азбуку, кроме евреев, греков и латинян». И уготовили для западных славян латынь. Византия же была иного мнения. Отчасти потому, что по соседству с Солунью жили южные славяне, и солуняне знали их язык. Это облегчало задачу авторам кириллицы, которые уже в 864 году вместе с помощниками из числа учеников отправились в Моравию и очень скоро перевели Библию на славянский язык. Рим поспешил объявить хулу книгам на не канонизированном языке, но баталии стихли благодаря Папе, которого Кирилл и Мефодий умастили тем, что доставили из Корсуни мощи святого Климента, покоящиеся с тех пор в римской базилике.

1Кирилл и Мефодий выполнили задание сверх того – они дали две азбуки: кириллицу и глаголицу. Два века существовали обе, а впоследствии глаголица практически сошла на нет, так как ее буквы были невероятно замысловаты в начертании, со множеством завитков и петелек.

Русская азбука – совершенно уникальное явление среди всех известных способов буквенного письма. Она отличается не только тем, что в ней соблюден принцип «один звук – одна буква», в азбуке есть еще и содержание! Ее буквы имеют смысл. Но если, скажем, в иврите названия букв – это существительные в единственном числе и именительном падеже («алеф» - бык, «бет» - дом, «гимель» - верблюд и т. д.), то в кириллице использованы глаголы в разном наклонении, времени и числе, местоимения, наречия, существительные. Это уже связный цельный текст. Азъ, буки, веди, глаголь, добро, есте, живете, зело, земля… Русская азбука - это закодированное послание из глубины веков. И если придать ему современное звучание, получится примерно так: «Я знаю буквы. Письмо – это достояние. Трудитесь усердно, земляне, как подобает разумным людям. Постигайте мироздание. Несите слово убежденно: знание – дар Божий. Дерзайте, вникайте, чтобы сущего свет постичь».

2Русский язык родом из древнерусского – общего языка восточных славян в период с VII по XV век. В нем со временем обозначились три главные диалектные зоны, которые в конечном итоге привели к образованию русского, белорусского и украинского языков, начавших автономное существование. Как и большинство языков, русский имеет свои диалекты: юг России акает, север - окает, а меж ними - среднерусские говоры. На основе московской речи создался литературный язык.

Прежде чем стать литературным, русский прошел через несколько стадий развития. Поначалу это был старославянский, основанный на диалекте славян из окрестностей города Солунь: это восточная группа южнославянской ветви праславянского языка. На него Кирилл и Мефодий перевели богослужебные книги. Параллельно формировался церковнославянский – язык богослужения.

На следующем уровне его определяют как древнерусский – именно на нем, еще с частыми вкраплениями церковнославянской лексики, создана жемчужина «Слово о полку Игореве»: «Не лепо ли ны бяшет, братие, начяти старыми словесы трудных повестий о полку Игореве, Игоря Святославлича! Начати же ся той песни по былинамь сего времени, а не по замышлению Бояню! Боян бо вещий, аще кому хотяше песнь творити, то растекашется мыслию по древу, серым волком по земли, шизым орлом под облакы».

Жуковский дал такой перевод этого текста: «Не прилично ли будет нам, братия, начать древним складом печальную повесть о битвах Игоря, Игоря Святославича! Начаться же сей песни по былинам сего времени, а не по вымыслам Бояновым. Вещий Боян, если песнь кому створить хотел, растекался мыслию по древу, серым волком по земле, сизым орлом под облаками».

Это произведение вдохновило на перевод больших поэтов - Бальмонта, Гумилева, Заболоцкого, Евтушенко, что свидетельствует о необычайной красоте слога и образов, героического пафоса.

3Литературный язык в его нынешнем виде приближали к нам выдающиеся умы России. Справедливым будет начать их список с первопечатника Ивана Федорова: он в XVI веке создал печатный станок. Вскоре появился специальный Печатный двор, для которого отвели место вблизи Кремля. Для культурного роста России введение книгопечатания имело огромное значение, оно равносильно революционному прорыву. Хотя были и яростные противники новшества – не всем пришлось по вкусу создание типографии. Многие считали кощунством печатать на станке священные тексты, которые должно переписывать от руки. Да и орава монахов-переписчиков оказалась без работы. Потому случившийся в типографии пожар предполагают поджогом.

Федоров в книгопечатании обошел европейцев. Он ввел пробелы между словами, добился ровной линии с правой стороны страницы и применил совершенно новый способ двухцветной печати с одной печатной формы.

Политическая и техническая реконструкция государства Петровской эпохи также наложила отпечаток: язык освободился от церковной опеки, а реформа азбуки приблизила ее к образцам европейских книг. Многое сделал для языка Ломоносов: он разработал систему «трех штилей» как основу литературного языка и выпустил «Российскую грамматику».

Далее творцами и преобразователями русского языка выступили Державин, Радищев, Сумароков, Фонвизин, Карамзин, Жуковский: они открыли в литературе новые средства выражения, расширили значение слов. Но это еще был тяжелый, осложненный вычурными конструкциями слог. Все шло к тому, чтобы из недр русского народа явился тот, кто по-настоящему обновит язык. С этим блестяще справился гений Пушкина. Александр Сергеевич дал общенациональную норму русского языка, использовав все его богатство. Пушкин – создатель русского литературного языка.

«Золотой век», «серебряный век» - точная и емкая характеристика совокупно наработанного русскими писателями и поэтами. Колоссальное наследие, которым русский народ щедро поделился со всем миром. И мир принял его, полюбил, оставил себе. Пушкин, Лермонтов, Грибоедов, Гоголь, Некрасов, Тургенев, Островский, Герцен, Салтыков-Щедрин, Толстой, Чехов, Достоевский – они владели умами современников. Русская литература стала совестью русского народа. И сегодня нет нужды решать, что определить в качестве национальной идеи. У русских она есть: это литература. Она не только его богатство, но и нравственная сила. К ней обращались и будут обращаться за духовной мощью. «Ни в одной стране мира с самого начала ее возникновения литература не играла такой огромной государственной и общественной роли, как у восточных славян», - с этим утверждением Лихачева трудно не согласиться.

«Архангельский мужик» Михайло Ломоносов сформулировал, надо полагать, важную мысль: «Языка нашего небесна красота не будет никогда попрана от скота». Что разумел он под скотом? Очевидно, то же, что и словари: грубый, дикий, необразованный, некультурный, невоспитанный человек. То есть ученый-энциклопедист уже тогда предвидел возможные угрозы «великому и могучему» со стороны невеж и неучей. Эти угрозы намного серьезней, нежели вестернизация языка. С ней русский язык не раз сталкивался - были попытки иноземщины его потеснить. Однако русский успешно пережил без ущерба и германизацию при Петре I, и офранцуживание в XIX веке. Справится и с потоком англоязычных заимствований. Гораздо страшней для языка тотальное падение грамотности с попранием языковых норм. Понятно, что за этим стоит общественное бескультурье, которое пытается забыть о том, что грамотность – необходимое свойство культурного человека и видообразующее – для интеллигенции. Сегодня вызовы бросает интернет, где все более утверждается чудовищный сленг Оксимиронов и Гнойных, «пусек бятых» и прочего субкультурного новояза. А потому Анна Ахматова очень актуальна со своим духовным завещанием: «Мы сохраним тебя, русская речь, Великое русское слово. Свободным и чистым тебя пронесем, и внукам дадим, и от плена спасем навеки».

До свидания!

Страницу подготовила

Зинаида Савина

 

Немецкая речь

С названием этого государства много занятного. Страна Германия, а народ – немцы. Сами себя именуют дойче, а государство - Bundesrepublik Deutschland. Соседи зовут совсем по-другому: французы – Allemagne, финны - Saksa, датчане - Tyskland, поляки – Niemcy. Но неразберихи тут нет, а есть давняя-предавняя история племен и династий, иностранных завоеваний, переселений больших народных масс и множества других факторов.

Впервые этноним Germania употребил Юлий Цезарь: так он называл территорию по ту сторону Рейна. О том же упоминает и летописец Тацит. В русском языке это название закрепилось только в XIX веке, когда разрозненные немецкие княжества наконец-то объединились в одно целое.Что же касается слова «немец», то оно к тому времени стояло уже прочно. Старославянское «ньмьць» означало «человек, говорящий непонятно», каковыми, собственно, и были все чужестранцы. Потому славяне немцами прозвали и шведов, и датчан, и англичан, и голландцев, и пруссов, и других иноземцев. Гоголь так и писал, что «немцами у нас называют всякого, кто прибыл из другой страны, а сами эти страны зовут «немецкая земля» или «неметчина». Правда, позднее русские стали адресовать это понятие только германцам. Ситуация была примерно такая же, как с римлянами: те всех, кто не они, считали варварами, то есть пришельцами.

Что касается немецкого слова Deutsche, то оно исконное и обозначает «народ». Но появилось в обиходе далеко не сразу – лишь к XII веку. Зато уже восемь столетий не подвергается изменению.

Однако при всех перипетиях народ не терял своего языка, не растворял его в других. Да, корректировал форму и содержание, но при этом оставался самим собой. Он выдержал самого грозного соперника – латынь, на которой писал и говорил ученый мир вплоть до XVIII века. Преподавание в университетах, научные трактаты и богословские тексты – всюду использовался латинский язык. Именно из латыни вышла романская языковая ветвь – французский, испанский, португальский, итальянский, румынский, молдавский. Немецкий же возглавляет германскую языковую линию, которая родом из гипотетического прагерманского языка: его реконструировали средствами сравнительно-исторического языкознания.

Марк Твен однажды пошутил: «Некоторые немецкие слова настолько длинны, что их можно наблюдать в перспективе.

Когда смотришь вдоль такого слова, оно сужается к концу, как рельсы железнодорожного пути». Да – есть такой «грешок» в немецкой морфологии. Кстати, самое длинное немецкое слово состоит из семи частей и 63 букв. Это существительное со значением «закон о передаче обязанностей контроля маркировки говядины».

Разумеется, устная речь почти избавлена от таких лексических длиннот. Но в официально-деловом стиле надо глубоко вдохнуть, чтобы произнести некоторые конструкции. Зато этот факт, когда слово состоит из двух, трех и даже пяти других, говорит в пользу его емкости: можно одним махом описать ситуацию, для чего в других языках потребовались бы целые абзацы с привлечением разных частей речи. Разумеется, письмом владел мизер населения. Но и латиница, пришедшая на смену рунам и полностью укоренившаяся через десять столетий, тоже была уделом немногих. Размах ликбеза пришелся на время после того, как Иоганн Гутенберг в 1446 году изобрел книгопечатание. Новинка без преувеличения привела к небывалому всплеску грамотности. Поначалу книжки печатались на латыни, но с каждым десятилетием увеличивалась доля немецкоязычной литературы. Ученые с латыни переходили на немецкий, и в числе первых ласточек был великий реформатор медицины Парацельс. В этом смысле изобретение Гутенберга сыграло неоценимую роль для развития немецкого языка и литературы. Как и перевод Библии на немецкий Мартином Лютером. Это был грандиозный проект! Стотысячный тираж священной книги, не считая репринтных изданий, пришел практически в каждый дом.

Премного способствовали развитию современного немецкого языка братья Якоб и Вильгельм Гримм.

Они делали то же, что и Даль в России, – работали над созданием этимологического словаря. Правда, закончить не успели – работа завершилась только к середине прошлого века. Еще бы – все же 33 тома! Но главное в том, что авторы при составлении словаря применили новый, сравнительно-исторический, метод и тем самым заложили основу новой науки – лингвистики. Для детей же всего мира братья Гримм – волшебники, знакомые с детства по сказкам «Белоснежка и семь гномов», «Бременские музыканты», «Волк и семеро козлят», «Умная Эльза» и другим. Они собрали их в немецких землях и литературно обработали.

Но до братьев Гримм еще далеко. Им будут предшествовать десятки славных имен немецкой культуры и литературы. Еще поработает на результат средневековье, славное, в частности, удивительным памятником из списка ЮНЕСКО «Песнью о нибелунгах». Автор его неизвестен. Предполагается, что он обобщил существовавший до него поэтический фольклор, придав ему форму. Героический эпос повествует о дворянском роде нибелунгов с главным героем Зигфридом – представителем этого рода. Произведение не единожды увлекало кинематографистов, им также вдохновился Рихард Вагнер, дав миру оперный шедевр «Кольцо нибелунга» - цикл из четырех опер, длящихся совокупно более пятнадцати часов.

В средние же века пышно расцвела дворянская, или рыцарская поэзия. Она не была оригинальным явлением: появилась как подражание неподражаемым французам, но обрела свою специфику и достоинства. В сравнении с французским оригиналом у немцев больше сдержанности и внешнего благородства, их рыцари учтивей, а дамы нежней. Что делать – так в литературе начал проявляться немецкий сдержанный характер, уступающий французскому в экспрессии. Там, где трубадур проявит живость чувства, немецкий рыцарь уйдет в размышления.

В рыцарской лирике на первом месте стоит идеальная любовь - «mine», отчего поэты назывались миннезингерами. В «Библиотеке всемирной литературы» двадцать третий том отдан поэзии трубадуров, миннезингеров и вагантов. Они объединены, так как схожи – посвящены любовным отношениям, часто страдальческим. Вот, например, образец сердечной маеты рыцаря Дитмара фон Айста:

«Когда весь мир покой внушает ночью,
Ты предо мною предстаешь воочью.
И грудь испепеляет мне тоска –
Как недоступна ты и далека!»

В XV веке в стан литераторов нежданно пришел обыкновенный юрист, правда, блестяще образованный, Себастьян Брант и на долгие годы всех удивил поэмой «Корабль дураков». Он изобразил вереницу придурков всех сословий и профессий, собравшихся отплыть в царство глупости. Произведение стало сатирическим зерцалом той эпохи, в котором весело отразились кривые рожи современников. Народ обожал это произведение, которое дало целое направление в немецкой литературе и сказалось в других странах. Например, в живописи Иеронима Босха – его «Корабль дураков» висит в Лувре.

В немецкой литературе был интересный период, который исследователи окрестили как «Буря и натиск» (Sturm und Drang). Он полностью разрушил старую поэтику, произвел умственную революцию и родил новых гениев, таких как Гёте и Шиллер. Нет необходимости раскрывать их влияние на мировую поэзию. Роль их оценена, место определено. «Фауст» Гёте был переведен на многие языки и мгновенно стал объектом исследования и жарких полемик. Было отчего, ведь автор затронул животрепещущее, в частности, вопрос о границах добра и зла, отразившемся в самохарактеристике Мефистофеля: «Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». «Суха теория, мой друг», «остановись, мгновенье, ты прекрасно» - также из драмы Гёте. Это одна из вершин немецкой поэзии.

И был Генрих Гейне - тонкий лирик, романтик, знакомый советским школьникам как минимум одним стихотворением в вольном переводе Лермонтова: «На севере диком стоит одиноко на голой вершине сосна». И были Гофман, Новалис, Клейст. И был двадцатый век, продолживший славу немецкой художественной речи: Райнер Мария Рильке - любимец двоих небожителей Пастернака и Цветаевой, Генрих и Томас Манны, Франц Кафка, Герман Гессе, Бертольд Брехт, Анна Зегерс, Ремарк, Цвейг, Фейхтвангер, Генрих Белль; лауреаты Нобелевской премии двух последних десятилетий – Гюнтер Грасс, Эльфрида Элинек, Герта Мюллер. Они продолжают славу немецкой литературы. Кстати, Элинек можно бы причислить к стану авторов женского любовного романа – у нее книги «Любовницы», «Пианистка», «Похоть», если бы не достоинства на порядок выше бестселлеров для чтения в подземке.

Русская пословица, отражая национальную черту германцев, гласит: «У немца на все инструмент есть». Это верно. Но самый главный инструмент этого народа – язык, на котором он дал великую литературу и величайшую в мире философию. До свидания! Auf Widerseen!

Зинаида Савина

 

А мы ноктюрн сыграть смогли бы…

1Шымкентский квартет «Классик» (на снимке), образовавшись в марте прошлого года под крылом областного татаро-башкирского этнокультурного объединения, собрал музыкантов, которые поставили для себя поистине масштабную цель: привить шымкентцам любовь к классической музыке. Стать тем самым Магомедом, который сам идет к горе. Они с готовностью выступают на малых площадках, перед небольшим количеством зрителей, даже без гонорара. Но альтруистам и первопроходцам, как известно, всегда непросто.

Идейный вдохновитель квартета – дипломант международного конкурса, пианист Ф. Амирова. Ее поддержали музыканты Г. Мусаева (скрипка), А. Аксеитов (саксофон) и А. Аюбаева (флейта). Каждый из них работает в музыкальных школах и колледже города. Тем удивительнее, что появилось желание, что называется, нести искусство в массы.

- На самом деле нет ничего удивительного, - говорит Фарида Сагитовна. – В школах и колледже мы работаем с теми, кто пришел учиться музыке, любит ее и готов служить ей. Но ведь это капля в море! А остальные часто вообще не знакомы с классическими произведениями мировых композиторов. Судить об этом можно хотя бы по нашим выступлениям. Это нужно исправлять, ведь музыка необходима для гармоничного развития личности. Как проходят уроки музыки в наших школах? Ими либо негласно жертвуют для других предметов, либо с детьми разучивают песни. А школьники потом элементарно не знают музыкальных жанров, не знакомы с музыкой Баха, Чайковского, Моцарта, Калдаякова и Брусиловского, наконец!

Сетовать по этому поводу, приговаривая «печально я гляжу на наше поколенье», можно долго, а можно предложить свой вариант изменения ситуации. Квартет выбрал второе. Сегодня в их репертуаре уже около трех десятков музыкальных произведений мировой классики. Играют Баха, Шостаковича, Свиридова, Боккерини и других композиторов. Выступают в учебных заведениях, домах культуры, недавно играли на сцене здания Ассамблеи народа Казахстана. Публика самая разная: от школьников и студентов до сельчан, которые впервые слышат классику. Выступления квартета – настоящий лекторий, где о композиторе сначала расскажут, а потом исполнят его лучшие произведения. И всегда выступают на бис: значит, достигли цели, донесли музыку. Жаль только, эти «воины» – одни в поле.

- Конечно, мы нуждаемся в единомышленниках, меценатах, - говорит Фарида Сагитовна, - в площадках для выступлений. О «Блютнере» в актовых залах школ, конечно, не мечтаем - достаточно простого фортепиано «Беларусь» или «Рига». Но чаще всего либо инструмента вообще нет, либо есть, но в таком состоянии, что играть на нем нельзя! Приходится брать напрокат синтезатор. Мечтаем, чтобы среди руководства города или области хоть кто-нибудь появился с музыкальным образованием: тогда, наверное, нас услышат.

Печальная тенденция сегодня: той-бизнес процветает, классическая музыка вынуждена протаптывать дорогу к зрителю. При наличии в Шымкенте трех музыкальных школ и колледжа, детской школы искусств для инструменталистов не проводят ни конкурсов, ни музыкальных фестивалей. Юные таланты уезжают в консерватории в другие города и страны, блистают на иных сценах, не имея в родном городе для этого ни малейшего шанса. Воспитываем для других – самим, видимо, не нужно. Интересно, изменит ли ситуацию звание культурной столицы СНГ, которое Шымкент примерит на себя в 2020 году?

 

Туркменские мотивы на казахстанской земле

14

День туркменской культуры прошел в стенах ЮКГУ им. М. Ауезова. 360 студентов из Туркменистана учатся сегодня в этом вузе. Помимо учебы, они своей миссией считают популяризацию культуры своей страны, знакомство с ее традициями.

Дню независимости Туркменистана, который отмечается 27 октября, они приурочили масштабное мероприятие, почетными гостями которого стали сотрудники Посольства Туркменистана в РК во главе с первым секретарем Н. Тагановым.

На круглом столе собравшиеся говорили об укреплении взаимодействия и сотрудничества двух стран, двух братских народов. А после, уже в праздничной программе, эту дружбу демонстрировали. Студент третьего курса А. Хамраев перевел песню Ш. Калдаякова «Сен сулу» с казахского языка на родной туркменский. Премьера новой версии была встречена бурными овациями. А преподаватель по вокалу факультета общественных дисциплин ЮКГУ им. М. Ауезова А. Кудайбергенов исполнил песню на туркменском языке, которую написал Президент РТ Г. Бердымухамедов.

Инициативу столь активных студентов поддержали и руководство вуза, и факультет по работе с иностранными студентами, оказав помощь с организацией праздника. Декан факультета С. Алибек, приветствуя собравшихся, отметил их сплоченность, ответственность и искренний патриотизм.

Алиса МАСАЛЕВА

 

Турнир дружбы

13

Республиканский турнир по мини-футболу,
организованный областным турецким
этнокультурным центром «Ахыска», собрал 14 команд
из Шымкента, районов ЮКО, а также Алматы и Тараза.

Состязания намеренно провели на стадионах шымкентского микрорайона «Кызыл жар»: турецкий центр во главе с его председателем Л. Асановым не первый год занимается активной пропагандой спорта и здорового образа жизни среди детворы и молодежи шымкентских окраин. Участие в церемонии открытия турнира принял президент Всемирной ассоциации турок-ахыска, профессор З. Касанов.

Нешуточные страсти кипели на полях турнира: команды стремились к победе. В итоге кубок победителя достался команде из Алматы, второе место заняла сборная «Ахыска спорт» микрорайона «Кызыл жар», а третье - футболисты из Сайрамского района.

 


Страница 2 из 30