You are here:   Главная >>> Как у наших соседей?
А как у наших соседей!

Всходы и плоды поля

этнос в лингвистическом аспекте

9В конце первого тысячелетия лесистую и топкую равнину между Балтийским морем и Карпатами, Одером и Бугом населяли многочисленные славянские племена, которые спустя время стали называть себя поляками. Они оказались здесь во время Великого переселения народов в VI веке. Это были мазовшане, висляне, куявяне, поморяне, поляне, лютичи, о чем свидетельствует летописец Нестор: «Словяне же те пришли и сели на Висле, прозвавшись Ляхами, а от тех Ляхов прозвались Поляне Ляшьские». Если опустить подробности, то в конце X века возникло княжество полян, которому и суждено было дать название этносу и государству.

Сам по себе этноним «поляне» - это обобщающее название жителей Поля, то есть той части евразийских степей и лесостепей, на которой обитали все древние славяне до их разделения на западных и восточных. Уйдя на Вислу, западные поляне создали свое Поле.

Но почему, как утверждает летописец, они прозвались ляшскими? Если сослаться на «Великопольскую хронику», то она повествует о некоей Паннонии, матери-прародительнице всех славянских народов, от которой родились три брата: первенец Лех, второй – Рус, третий – Чех. Они, умножась в роде, дали начало землям лехитов, русских и чехов, называемых также богемцами. Это, конечно, не более чем легенда. Ученые нашли объяснение в другом. Одни полагают, что этноним «ляхи» произошел от «леха» - «борозда, гряда, поле», другие – от «ленд – lend», что значит «пустошь, необработанное поле». В принципе, друг с другом не спорят. В общем, славян с Вислы стали так называть по роду их деятельности: те вынуждены были отвоевывать себе земли у болот и непроходимых лесов.

Как получилось, что, будучи яйцами из одной корзины, западные и восточные славяне оказались с разными алфавитами? Очень просто. Когда те и другие переходили в христианство, восточным славянам его несли на кириллице православные греки из Византии, а в отношении западных усердствовал на латыни католический Рим.

Поскольку Польша больше, чем на столетие, теряла свою государственность (ее разделили между собой Пруссия, Австрия и Россия), то на российской части письменность пытались-таки перевести на кириллицу. Собственно, это было определено не только политическими мотивами, но и лингвистическими – ведь кириллица изначально создавалась с учетом особенностей славянских языков. И поныне многие языковеды утверждают, что польскому языку письмо Кирилла и Мефодия более подходяще, нежели латынь. Этим объясняется тот факт, что кириллицей для поляков занимаются до сих пор. Один из последних вариантов – так называемая «двуестица», предложенная в прошлом году.

Вообще проектов польской «цырылицы», то есть кириллической азбуки, было немало. Активно принялись за этот вопрос при Александре II, когда был создан учредительный комитет, чтобы заниматься реформой школьного образования в польских землях. В результате его деятельности в 1865 году вышла первая книга на польской кириллице – «Букварь для сельских детей». Затем последовали еще с десяток школьных книжек. Однако вскоре эксперимент был свернут, так как польские школы перевели на русский язык обучения. Польша вернулась к латинице в 1918 году – произошедшая в России революция отпустила ее на волю.

Польскую латиницу по всеобщему признанию считают одной из самых неудобных.

Фонетика польского обильна шипящими, передать которые латинскому алфавиту едва по силам. Для них в кириллице есть внятные буквы «ж», «ш», «ц» и «ч». В латинском же написании требуется немыслимая комбинация букв. К примеру, такое простенькое слово, как «жук» пишется «chrzaszcz». Правда, и произнести его нужен полный рот дикции: «хшоншч». Оратор Демосфен рано родился. Если бы на ту пору существовал польский, он вместо камушков во рту катал бы такие слова, как «джджысты» – дождливый, «кщенжыц» – луна, «пшешчэнщливы» - очень счастливый. И попробовал бы произнести, скажем, такую фразу: «Хшоншч бжми ф тшчине ф Шчэбжэшыне» - «В Шебжешине жук жужжит в тростнике».

10Географическое положение Польши и ее история таковы, что на формирование польского языка влияли все, кто окрест и даже далее. Его лексика отражает немецкие, английские, французские, чешские, тюркские, итальянские, восточно-славянские заимствования. Разумеется, в польском словаре больше всего пра-славянских и латинских слов. Особенно велик праславянский фонд: он основной и наиболее употребительный. Это понятно: поляки вынесли его из колыбели. Праславянский – общий для всех славян, потому у них почти треть всего словарного запаса одинакова по звучанию и значению. Нет, разумеется, случились и трансформации смыслов. Классический пример: красавица по-польски «урода», а фрукты – «овощи».

Польский, как и языки большинства народов, поначалу бытовал только в устной форме. Но в отличие от других, устному польскому, то есть фольклору, не очень-то повезло. Обычно у этносов сохранилось богатейшее эпическое наследие, предания, легенды, былины. Поляки же сберегли немного сказаний и песен, потому что все остальное при насаждении христианства было объявлено языческой ересью: церковь сознательно преследовала народное творчество. Да и с письменностью на польском языке эта нация встретилась довольно поздно. Одним из первых памятников польской литературы считается церковная и боевая песнь, было это во второй половине XIII века. И долго еще в среде поляков имела хождение лишь церковная грамота.

Если не считать указанной молитвы, то самым древним текстом на польском языке являются «Свентокшиские проповеди» XIV века. Любопытна история их обнаружения. Польский языковед Александр Брюкнер изучал в Санкт-Петербургской императорской библиотеке фолианты из Варшавского университета и обратил внимание, что их переплет оклеен полосками пергамента с надписями. Присмотрелся и обнаружил, что это цельный текст. Как выяснилось, «Свентокшиские проповеди» пошли на починку – их разрезали на восемнадцать полосок и приклеили к корешкам более ценных, на чей-то взгляд, книг.

Черед расцвета польской письменности наступил только через два века. Это было связано с державной крепостью, расцветом шляхты – привилегированного сословия, которое начало приглашать к себе ученых с мировым именем и отправлять своих детей в лучшие европейские университеты. Толчком к развитию письменности всегда служит просветительская деятельность.

В течение всего шестнадцатого и последующего столетий публицисты, писатели и поэты сумели достаточно развить польский язык. Особенно преуспел Ян Кохановский, снискавший себе славу поэта, которого до появления Мицкевича в польской литературе не превзошел никто. Он стал его предтечей.

Впрочем, в то время заслуживает внимания проза пера Яна Пасека – любимчика шляхты. Он был чрезвычайно талантливый рассказчик, написал мемуары, которые остаются красноречивым памятником нравов польской шляхты семнадцатого века. Мемуары Пасека и ныне выходят все новыми изданиями и находят своих читателей. Тот же Мицкевич оценил их очень высоко.

Появление на авансцене Адама Мицкевича сродни явлению Александра Пушкина: обоих подготовила плеяда предшественников, оба кардинально изменили поэтическую стилистику и обновили лексику родного языка. Не зря подружились с первой встречи. «Славянский Байрон» - так характеризовали современники Мицкевича, а Байрон был любим Александром Сергеевичем как никто иной. Но дружба была недолгой – на ней сказался негатив польско-российских отношений.

Мицкевич – признанный вождь польского романтизма, самый яркий представитель поэтического слова наследников Поля. Пушкин признавался, что «из всех поляков меня интересует лишь Мицкевич». Что бы сегодня сказал русский гений в отношении польских авторов? В особенности тех, кто удостоен Нобелевской премии. А ведь у поляков четверо номинантов! Это восьмое место среди стран. Лауреатами стали Генрих Сенкевич – за выдающийся талант эпического писателя, наиболее популярна его книга «Камо грядеши». Владислав Реймонт – за выдающуюся национальную эпопею «Мужики». Чеслав Милош – за совокупность творческих достижений. Вислава Шимборская – за поэзию, которая «с ироничной точностью позволяет историческому и биологическому контексту проявиться во фрагментах бытия» (нобелевские формулировки иногда весьма затейливы).

А Станислав Лем! Писатель, философ, футуролог, чьи книги переведены на 41 язык, чьими произведениями кормится мировой кинематограф – 32 экранизации.

Польский классик XIX века Болеслав Прус вошел во всемирную литературу двумя романами - «Кукла» и «Фараон». Ему принадлежит следующая мысль: «Какие же примитивные пружины приводят в движение мир: немного угля – и оживает корабль, немного чувства – и оживает человек». Сказанное можно адресовать совокупному художественному слову поляков: невесть сколько авторов за пять столетий, не слишком длинен список их творений, но как ожила ими мировая сокровищница. До свидания! До видзэня!

подготовила

Зинаида Савина

 

«Ты стал родным нам, Казахстан!»

80 лет, в течение
которых корейцы живут
на благодатной казахской земле - это не просто
череда событий, дат,
это совместно
прожитая жизнь,
общая история,
это духовное, культурное единение народов

8К 80-летию проживания корейцев в Казахстане в Шымкенте была презентована приуроченная к этой дате «Энциклопедия корейцев Казахстана» - 767-страничный труд, содержащий максимум информации не только об именитых казахстанских корейцах, но и о корейской культуре, литературе, традициях. Инициатором и руководителем авторской группы энциклопедии стал заслуженный деятель науки и техники Казахстана, доктор технических наук, профессор, председатель совета старейшин Ассоциации корейцев Казахстана И. Пак, лично переживший депортацию с Дальнего Востока в Казахстан.

Масштабным мероприятием областной филиал Ассоциации корейцев Казахстана (АКК) отметил эту знаменательную дату. Самыми почетными гостями праздника, прошедшего в стенах здания Ассамблеи народа Казахстана, стали представители старшего поколения — живые свидетели той депортации, которая разделила жизни и судьбы около 172 тысяч человек на «до» и «после».

- На щедрой казахской земле, ставшей нам Родиной, сегодня проживает уже пятое поколение юных казахстанцев корейской национальности, - с этого факта свою поздравительную речь начала председатель областного филиала АКК Р. Пак. - Корейцы, компактно проживавшие на территории пограничных районов Дальневосточного края, оказались первыми из народов СССР заложниками политики сталинского режима, испытавшими жесточайший в истории человечества произвол государственной власти, подверглись массовому насильственному переселению. В холодные осенние дни 1937 года практически все корейское население, около 172 тысяч человек, было поголовно выселено из обжитых мест проживания в Приморье. Под прицелами автоматов их посадили в товарные вагоны и за тысячи километров высадили в казахстанских степях. Так начиналась непростая история корейцев Казахстана, которую потомки первых переселенцев бережно хранят. Местное казахское население, само страдавшее от сталинского гнета, пережившее массовый голод, с пониманием и дружелюбием отнеслось к переселенцам, поддержало их, делясь с ними и хлебом, и кровом. Это милосердие казахов познали все народы, для которых Казахстан стал настоящей Родиной! Казахский народ, несмотря на все тяготы и лишения, с достоинством совершал свой молчаливый подвиг, цена которого – человеческая жизнь! Так формировалась великая братская дружба корейцев с казахами и обретение новой Родины.

Заместитель акима ЮКО У. Садибеков передал сердечные поздравления собравшимся от главы области Ж. Туймебаева, отметив, что корейский этнос сегодня - неотъемлемая часть казахстанского общества. Его представители вносят неоценимый вклад в экономическую, социальную и научную сферы Казахстана. Почетными гостями праздника стали заслуженный тренер РК, мастер спорта СССР, почетный гражданин ЮКО М. Сапарбаев с супругой Р. Ахметовой, доктор педагогических наук, академик А. Калыбекова, депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан V созыва Ш. Мырзахметов, руководитель секретариата АНК ЮКО М. Калмуратов, председатели ЭКЦ ЮКО.

В тяжелые годы Великой Отечественной войны тысячи корейцев были призваны в трудовую армию. Они работали на шахтах и рудниках. Корейцы-колхозники собирали рекордные урожаи риса, сдавали на нужды фронта продовольствие, одежду, деньги. В послевоенные годы корейцы сумели проявить себя во всех сферах народного хозяйства, науке и искусстве. Большой вклад они внесли в развитие сельского хозяйства Казахстана и республик Средней Азии. Об этом можно судить хотя бы по тому, что 67 корейцев были удостоены звания Героя Социалистического Труда. Целые производственные коллективы корейцев – такие колхозы, как «Авангард», «Гигант», «3-й Интернационал», «Пахтаарал», «Ленинский путь» – стали известны, благодаря своим достижениям всему Советскому Союзу. Более 150 корейцев за многолетний и добросовестный труд в промышленности, сельском хозяйстве, образовании, культуре были удостоены звания «Заслуженный работник» той или иной отрасли.

- Очень приятно, что нас часто ставят в пример как людей предприимчивых и надежных, - говорит Роза Викторовна. - Впрочем, не только в этом заключается особое отношение казахов к корейцам, и даже не в том, что внешне мы очень похожи, а, скорее, в общих духовно-нравственных ценностях и единых интересах. Считаем казахов своими братьями, искренне любим Казахстан. Сегодня мы с благодарностью вспоминаем инициаторов создания корейского центра в ЮКО: Виктора Пака, Владимира Ли, Чанко Ли, Валерия Цоя, Владимира Кима, Ли Тен Хана, Петра Хана, Алексея Лифанчена, Михаила Кима, Никифора Цоя, Елену Ким, Енсена Кима, Николая Кима, а также Олега Ана, Павла Кима, Юрия Югая, Анатолия Ли, Льва Кана. Сегодня успешно продолжают и поддерживают это общественное благородное делоизвестные бизнесмены и активисты: Юрий Ен, Андрей Ким, Юрий Пак, Евгений Хван, Дмитрий Ким, Сергей Хегай, Валерий Кан, Хан Ин Сун, Виктор Ким.

Безусловно, все наши нынешние достижения стали возможными только благодаря тому, что казахи приняли здесь наших предков, помогли им выжить.

Памятники благодарности казахскому народу Ассоциация корейцев Казахстана установила в Уштобе и Уральске как напоминание следующим поколениям о том, что нельзя подвергнуть забвению. Служат этому и исторические труды, в которых по крупицам собраны данные, много лет хранившиеся в засекреченных архивах. Один из них - «История корейцев Казахстана» - был издан доктором исторических наук, профессором Г. Каном. Эта книга, как и энциклопедия, едва увидев свет, появились в библиотеке Розы Викторовны.

- Это наша история, знать и почитать которую мы обязаны, - уверена она. - И детям эти чувства нужно привить собственным примером. К счастью, благодаря мудрой и взвешенной политике Главы государства Нурсултана Назарбаева, у корейцев, как и других этносов, были все возможности сберечь то, что уцелело после депортации: язык, культуру, традиции, не растворившись тем самым во времени, а сохранив свой национальный код.

 

Корейцы - часть народа Казахстана

zc

80-летие проживания корейцев в Казахстане отметили в минувшие выходные в Шымкенте. В здании Ассамблеи народа Казахстана ЮКО собрались представители нескольких поколений корейцев, проживающих в области.

Поздравить с этой знаменательной датой пришел заместитель акима ЮКО У. Садибеков, который отметил, что корейский этнос - неотъемлемая часть народа Казахстана, и его представители внесли и продолжают вносить неоценимый вклад в социально-экономическое развитие Казахстана.

Ассоциация корейцев Казахстана стала эффективным институтом гражданского общества, служащего единству нашей страны. Сохраняя связь со своей исторической родиной, корейцы наращивают потенциал для укрепления сотрудничества между Казахстаном и Южной Кореей.

В холодные осенние дни 1937 года корейцев из приграничных районов Дальнего Востока привезли в скотных вагонах и высадили в казахстанской степи. Так началась непростая история корейцев Казахстана, которую потомки первых переселенцев бережно хранят, почитают своих старейшин, живых свидетелей тех событий.

Председатель областного корейского этнокультурного объединения Р. Пак, поздравляя земляков с этой датой, отметила, что в Казахстане сегодня родилось уже пятое поколение корейцев: «Казахи радушно приняли депортированных корейцев на своей земле, и мы этого никогда не забудем! Казахстан стал для нас горячо любимой Родиной, нашим общим домом».

На мероприятии были вручены грамоты, благодарственные письма. Продолжилось все концертной программой, подготовленной корейским ЭКЦ, музыкальными коллективами области.

А. МАСАЛЕВА

 

Фестиваль плова: объедение, единение

zx

Фестиваль плова «Дастархан дружбы» объединил в минувшие выходные ценителей одного из самых вкусных блюд азиатской кухни. 45 ошпазов решили в этом году состязаться в умении готовить самый вкусный плов, а уж тех, кто пришел наесться от души, сосчитать было практически невозможно.

Традиции дружбы и единения, как одни из главных составляющих фестиваля, отметил, поздравляя собравшихся, заместитель акима области У. Садибеков.

Около 250 килограммов плова было приготовлено в общей сложности в этот день в тойхане «Аль Акрам» - традиционном месте проведения фестиваля. Ошпазы, колдуя над своими казанами с раннего утра, представили на суд жюри и публики десяток разных видов плова: ташкентский, самаркандский, ферганский, бухарский, свадебный, праздничный и даже президентский. Неискушенной публике все было вкусно, но эксперты учитывали множество параметров. Ташкент на сей раз представили Д. Искаков и М. Шарипов. Признаются, что в столице Узбекистана наслышаны о шымкентском фестивале и участвовать в нем - большая честь. Чисто узбекскую компанию поваров на этом фестивале снова «разбавили» представители других этносов: О. Гриценко, В. Краснобородкин, А. Ли.

- Национальное единство и согласие начинаются с общего дастархана, за которым люди всегда могут договориться обо всем полюбовно, - отмечает председатель Ассоциации узбекских этнокультурных объединений РК И. Хашимжанов. - И наш фестиваль - лучшее тому подтверждение, ведь с каждым годом участников становится все больше. Едут не только со всех концов области, но и из Ташкента, Алматы, Тараза.

Первое место в этом году досталось ошпазу Б. Камолову, второе заняли Ш. Ирискулов и Н. Халиков, третье разделили И. Адилов, А. Аликулов, М. Ахмедов. Остальные ошпазы были отмечены в различных номинациях - без ценного приза и грамоты не ушел никто.

А. МАСАЛЕВА фото автора

 

Монгольский певец с русской душой

z

Сложное, почти не выговариваемое имя почетного гостя ХХ юбилейной «Казахской романсиады» Э. Тувшинжаргала из Монголии в российских музыкальных кругах уже давно хорошо известно. Теперь познакомиться с этим талантливым певцом смогут и шымкентцы.

Энхбат окончил Санкт-Петербургскую государственную консерваторию им. Римского-Корсакова. В 2012 году стал обладателем второй премии Московского международного конкурса молодых исполнителей русского романса.

В 2015-ом завоевал Гран-при Международного конкурса вокалистов «Звездная рапсодия». А в прошлом году на талантливого певца и вовсе пролился дождь наград.

В традиционном городском Санкт-Петербургском конкурсе «Весна романса» в различных номинациях он стал лауреатом первой и третьей премий. Был назван лучшим в номинации «Романсы и песни Андрея Петрова». Кстати, одно из произведений этого композитора - «Песня о рыбаке» - помогло завоевать монгольскому певцу Гран-при другого конкурса - «Весна песни». В том же году Энхбат получил третью премию Международного вокального конкурса им. Римского-Корсакова.

Сегодня 31-летний Э. Тувшинжаргал является солистом Академии молодых певцов Мариинского театра, где поет более чем в десяти спектаклях.

В Шымкенте монгольский певец выступил на гала-концерте юбилейной ХХ «Казахской романсиады».

О. СИНГУРОВА

 

В краю вертикальных Кочевников

7«В одно и то же время легко и трудно писать на языке, настолько свежем, что любая фраза поэта становится образом, любой эпитет - новым понятием», - признавался поэт и переводчик Семен Липкин по поводу киргизского языка. Липкину можно верить безоговорочно, ведь он был большой знаток восточной культуры. Переводил преимущественно эпическую поэзию и благодаря ему русскоязычный читатель прикоснулся к калмыцкому эпосу «Джангар», памятнику индийской культуры «Бхагавадгита» и киргизскому фольклорному чуду - «Манас». Липкин первым взялся его переводить и сделал это настолько адекватно оригиналу, что получил за свой труд высшую награду Киргизской Республики - орден «Манас».

У каждого народа есть свои метки в плоскости литературы и искусства, будь то авторы, или произведения, или персонажи этих произведений. Что касается киргизов, то ключевым для них будет «Манас» - самый объемный эпос в мире, что зафиксировано Книгой Гиннеса. Он насчитывает миллион стихотворных строк, и для полного его исполнения потребовалось бы полгода. Эпос включен ЮНЕСКО в список шедевров нематериального культурного наследия человечества. В нем отражена реальная история киргизов: как они были изгнаны со своей исторической родины, как Манас сумел защитить свой народ от китайских завоевателей, как боролись с внешними и внутренними врагами его сын и внук. Однако содержание «Манаса» намного масштабней и глубже обычного повествования о подвигах народных героев. Он также напитан многоплановыми событиями мирной жизни и содержит описание практически всех обычаев и традиций, праздников, обрядов, касается устройства быта, одежды и многого другого. И как сказал Белинский о романе «Евгений Онегин», что он есть энциклопедия русской жизни, так и в отношении «Манаса» можно утверждать: это энциклопедия жизни киргизов, в которой отразился их многовековой исторический и духовный опыт. В «Манасе» огромным пластом аккумулирована народная память. Настолько огромным, что эпическое повествование было не под силу запомнить одному человеку. Поэтому сказители-манасчи делили его между собой по частям. Последними, с чьих слов был записан эпос, стали Сагымбай Орозбаков и Саякбай Каралаев.

В 1994 году Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию о всемирном праздновании 1000-летия эпоса «Манас». Основные торжества прошли в Таласе, что неслучайно, ведь народный богатырь Манас, ставший олицетворением нации и государственности киргизов, жил в этих краях.

Эпос «Манас» - произведение устного народного творчества. Когда он создавался и передавался из уст в уста, письменности как таковой у киргизов не было, а грамотных людей насчитывалось буквально единицы. И так продолжалось до 1923 года, когда киргизскому языку дали алфавит – арабицу.

Однако если заглянуть в глубь столетий, то там обнаружатся рунические надписи енисейских киргизов - глубинных предков нынешних киргизов, хотя с этим согласен не весь научный мир. Тем не менее, надписи существуют, и одна из них, Суджинская, обнаруженная в Монголии в 1900 году, гласит: «На уйгурской земле Яглакар-ханов (я был) назначен. Я – сын кыргызов. Я – благородный судья. Я – министр благородного Тархана-первого министра. Слава обо мне распространилась на востоке и на западе. Я был богат. У меня было десять загонов для скота, а лошадей – без счета».

Древнетюркское руническое письмо было койне, то есть общим языком, возникшим из смеси разных диалектов. О том, сколько их было сосредоточено на тех территориях, свидетельствует энциклопедист Махмуд ал-Кашгари в книге XI века «Диван лугат ат-турк»: «У киргиз, уйгур, кипчаков, ягма, чигил, огуз, тухси, уграк и жаруков - у них чистый тюркский единый язык, близки к нему наречия кимак и башкир. Самым легким является наречие огуз, самым правильным наречия ягма, тухси и жителей долины рек Или, Иртыш, Атил. Самым красноречивым является наречие правителей земли Хаканийя и тех, кто с ними связан». Кстати, хаканийскими наследниками являются нынешние узбеки.

В общем, если не брать во внимание орхоно-енисейских надписей, текстов Таласских памятников, а также незначительного использования арабского алфавита в позапрошлом веке, у киргизов письменности не было вплоть до Октябрьской революции. Народ получил ее с выходом первого номера газеты «Эркин-Тоо» («Свободные горы») на киргизском языке в арабской графике 7 ноября 1924 года. Однако стоит сказать, что лексика киргизского языка была зафиксирована задолго до этого события на страницах средневекового словаря. Так что письменного языка в употреблении еще не было, но словарь уже существовал.

Спустя несколько лет киргизы перешли на латинский алфавит, созданный ученым и государственным деятелем Касымом Тыныстановым, бывшим одно время народным комиссаром просвещения Киргизской АССР.

А в 1940 году республика стала пользоваться кириллицей. Нынешней весной депутат от фракции «Ата Мекен» Каныбек Иманалиев на заседании Жогорку Кенеш (парламента Киргизии) предложил перейти на латиницу. Но уточнил, что пока на это нет средств. «Кириллица – это наше интеллектуальное наследие, и, естественно, мы будем пользоваться ей. Но мы все равно должны перейти на латиницу к 2030-2040 годам, это требование времени и развития технологий», - заявил депутат. Он также добавил, что с этой целью уже необходимо приступить к обучению филологов.

А пока практически все письменное наследие киргизов на кириллице. К нему относится литература киргизов с сороковых годов по сегодняшний день. Это десятки достойных имен и произведений. Художественное слово в «краю вертикальных кочевников» (так Чокан Валиханов назвал нынешнюю Киргизию, где горы занимают более трех четвертей территории государства) ярче всех представлено Чингизом Айтматовым – поистине народным писателем. Гений Айтматова взращен мифами и легендами своего народа, он весь – из его глубин. Да и сам Чингиз Торекулович признавался, что главным героем его детства была бабушка: «Именно ей я обязан своей любовью к слову. Она рассказывала мне сказки или свои сны и заставляла пересказывать их. Проверяла, наверное, внимательно ли слушаю. Забава стала началом творчества. Бабушки не стало, а ее сказки и сны до сих пор со мной, они помогали и помогают мне писать». Так, через бабушку, через устное народное творчество, в прозу Айтматова вошли фольклорно-мифологические мотивы киргизов: песня-плач верблюдицы, потерявшей верблюжонка, и песня старого охотника в «Прощай, Гульсары»; легенда о птице Доненбай и песня Рамайла-аги в «Буранном полустанке»; легенда о диком Жаабарсе в «Когда рушатся горы» - одном из последних романов Айтматова. Да и нет у него произведений без фольклорной мифотворческой линии.

Айтматов писал на двух языках – киргизском и русском. Его часто спрашивали, на каком из них легче пишется, который из них ему родней? На что Чингиз Торекулович отвечал: «Когда спрашивают, на каком языке я думаю, то даже не знаю, что ответить. Оба этих языка для меня – как правая и левая рука, это дар истории, дар судьбы. Хотя писать на русском для меня лучше с практической точки зрения: с него быстрее делают переводы на другие языки. Я русский называю энергетикой нашей словесности. Мы не должны уходить от русского языка – это будет невосполнимая потеря». При этом Чингиз Торекулович призывал беречь и развивать киргизский и считал, что «забыть родной язык - значит забыть родину».

Киргизский народ талантом Чингиза Айтматова дал современному миру новое понятие – «манкурт». Вылетев со страниц «Буранного полустанка», слово быстро укоренилось в языках других этносов. Оно стало нарицательным, обозначающим человека, который забыл о своем прошлом, о прошлом своих предков, стал Иваном, не помнящим родства. И уже появились производные неологизмы – «манкуртизм», «манкуртизация». Это очень редкое явление, когда автор обогащает мировую лексику новым словом, за которым стоит мощное морально-нравственное и философское понятие. Айтматов сделал это – такова внутренняя пружина его таланта. За два истекших столетия пришельцев из литературы не очень-то много. Так, «робота» нам подарил Карел Чапек, «искусство» - Василий Тредиаковский, «бездаря» и «самолет» - Игорь Северянин, Достоевский гордился авторством глагола «стушеваться», Салтыков-Щедрин придумал «головотяпство», «пенкосниматель», «злопыхательство», «мягкотелость». Плодовитей других оказался Карамзин – его список удивляет: «впечатление», «влияние», «занимательный», «моральный», «эстетический», «промышленность», «эпоха», «сцена». Сложно нынче представить словари без этого презента от литераторского цеха.

Глава швейцарского издательства Люсьен Ляйтес так сказал о Чингизе Айтматове и восприятии его творчества на Западе: «Вне всяких сомнений, Айтматов – одинокое огромное дерево в литературе и культуре Киргизии. Я не знаю, был ли когда-нибудь там автор такого масштаба. Никто, кроме него, не сделал Киргизию такой известной в мире и никто не сумел заставить своих читателей полюбить эту страну так, как Айтматов». Я лично знакома с инженером авиакомпании «Эль-Аль» и художником по совместительству Хаймом Израэли, для которого «Буранный полустанок», переведенный на иврит, - настольная книга. Он прочел все переводы писателя. И мы, он - легко, а я - на очень грузном английском, говорили о творчестве писателя, и Хайм, не видя разницы между Кыргызстаном и Казахстаном, завидовал мне, что я – землячка Айтматова.

Конечно, Чингиз Торекулович – звезда номер один на литературном небосклоне киргизов. Но у этого народа есть и другие имена. Это и один из зачинателей киргизской литературы Аалы Токомбаев, и народный поэт Токтосун Самудинов, который предостерегает соплеменников: «История киргизского народа имеет много белых пятен и потому требует восстановления таких многократных разрывов цепи. Эта жажда вызвала спекуляцию исторической тематикой – один за другим стали появляться так называемые исторические романы, многие из которых невозможно отнести к категории литературных произведений. В них больше преданий, вымысла, сомнительных легенд, чем достоверных исторических фактов. Есть и другая попытка – приукрасить историю, принарядить исторические личности, нанести на них косметику. Из произведений последних лет мне более симпатичны творческие искания Мелиса Абакирова, Самсака Станалиева и Акбара Рыскулова. В материалах по истории они ищут, прежде всего, нравственные уроки прошлого. История – это тонкая отрасль человеческого бытия. Она своего рода симфония прошлого любого народа. Фальшивые ноты в ней опасны в воспитании целого поколения и тем более чреваты своими последствиями. Не зря говорил великий Сервантес, что лживых историков надо казнить, как фальшивомонетчиков».

В последнее время звучат предложения поменять название страны, придуманное в советское время. Предлагаются варианты: Кыргыз Эл Республикасы (то есть Республика Киргизского Народа), Кыргыз Жери (Земля киргизов). Как мы знаем, в истории этой нации было и название Кара-Киргизия. Но на каком бы имени ни остановились, пребудет неизменным и вечным киргизское Слово, рожденное народом и его лучшими представителями.

До свидания! Джакшы калынгыздар!

З. Савина

 


Страница 2 из 28