You are here:   Главная >>> Как у наших соседей?
А как у наших соседей!

Язык, цветущий у подножья Арарата

Сегодня в Южно - Казахстанской области проживает около тысячи армян. 13 лет в Шымкенте действует областной армянский этнокультурный центр, председателем которого является Н. Мовсисян.

«После распада единого большого языка красота возникла: язык грека – нежный, римлянина – резкий, гунна – угрожающий, сирийца – молящий, перса – роскошный, алана – цветистый, гота – насмешливый, египтянина – словно доносящийся из скрытного и темного места, индуса – стрекочущий, а армянина – вкусный и могущий все языки в себя вобрать. И как цвет другим (в сравнении с другим) цветом проясняется, и лицо – лицом, и рост – ростом, и искусство – искусством, и дело – делом, так и язык языком красив».5

Только наблюдательному уму и поэтическому сердцу по силам было дать такую характеристику языкам древних этносов. Это цитата из великого Егише – армянского историка и богослова, жившего в V веке. Он был воин и секретарь легендарного полководца Вардана Мамикояна, который противостоял персам в борьбе за национальную независимость. Немудрено, что Егише наиглавнейшим качеством полагал патриотизм и стремление к «общественной пользе». В целом его произведения оказали большое влияние на средневековую армянскую мысль.

Так прав ли древний историк насчет армянского языка – его способности впитывать другие наречия? Абсолютно! По языковой тропе армян прошлись греки, сирийцы, персы, грузины и еще добрый десяток народов. И впечатался след каждого.

Это сказалось и на алфавите, созданном в V столетии. Его придумал и дал своему народу ученый-монах Месроп Маштоц. Это имя для армянина что для славян Кирилл и Мефодий. Маштоц использовал для своей задумки греческий и сирийский алфавиты, приспособив их под нужды родного языка.

Как и сподвижникам из города Салоники, которым кириллица понадобилась для написания на ней богослужебных книг, Егише Маштоцу нужно было распространять христианство с помощью литературы на собственном письменном языке: столетием раньше армяне обратились в эту веру. А до того времени и делопроизводство, и обучение в школах, и проповеди в церкви велись на языках ближайших соседей – кому что сподручней. Не говоря уже о рукописях.

Маштоц не только придумал азбуку, но и разработал шрифт. Всего за историю армянской письменности бытовало четыре шрифта, которые от века к веку упрощались и ускорялись. Но начинали армяне с еркатагира. Эту графическую форму еще называли железной. То ли оттого, что буквы высекались железным стилом по камню, то ли потому, что в чернила добавлялась окись этого металла. Так или иначе, первые рукописи на армянском языке написаны еркатагиром – тяжелым, плотным и ровным, как частокол, шрифтом. Продержавшись вплоть до XIII века, еркатагир стал использоваться главным образом в качестве заглавной буквы.

А в целом армянская каллиграфия – художественная запись текстов - заслуживает отдельного слова.

Это какой-то длящийся в веках бум рукописания фолиантов. Подумать только – в разное время на территории страны действовало свыше полутора тысяч центров рукописной книги! Кто еще может похвалиться тем же?

И стоит ли после этого удивляться факту, что в Ереване расположено одно из крупнейших в мире хранилищ рукописей – Матенадаран. По состоянию на прошлый год его фонды насчитывают свыше семнадцати тысяч древних рукописей и более ста тысяч старинных документов. Они на армянском, русском, иврите, латыни, греческом, арабском, грузинском, индийском и других языках мира. Собрание продолжает пополняться за счет армянской диаспоры из других стран, и в этом тоже просматривается глубокий патриотизм, за который ратовал Егише: понятна ведь аукционная стоимость древнего рукописного наследия.

Рукописный фонд сохранился в веках благодаря Эчмиадзинскому монастырю. Его с приходом Советской власти национализировали и перевезли в столицу. И вообще многое, очень многое в культуре Армении сделано именно представителями духовенства.

Армения, приняв христианство, создала себе собственную церковь – Армянскую апостольскую. Она отличается от православной рядом особенностей в догматике и обряде. В ней в качестве богослужебного используется древнеармянский литературный язык грабар. Армянской письменности 1611 лет. И, что интересно, у этого народа в язычестве существовал культ бога письменности - Тира. Как и положено статусу, ему возвели храм, в котором обучали письму, риторике и толкованию снов. Тир в древнеармянском пантеоне состоял при верховном боге, создателе неба и земли, громовержце Арамазде - был его писцом. И мало народов придумало себе такого, как Тир. Египтяне, китайцы. Пожалуй, и всё.

V век стал золотым в истории армянской письменности.

Кроме главного события – создания алфавита – в то время пышно расцвела литература. Что тогда было востребовано читателями? Житие, историография, всяческие назидания, учения, описание мученичества святых. Одно имя ярче других засверкало в ту эпоху – Мовсес Хоренаци. Он первым воссоздал полномасштабную историю Армении с древнейших времен, поныне считающуюся вершиной армянской литературы того периода. Это русский Карамзин.

Следующее тысячелетие зажгло литературную звезду Саят-Нова – поэта, мастера любовной лирики. Он творил на армянском, грузинском, азербайджанском, персидском языках, владея каждым в совершенстве. Он прожил долгую жизнь, в которой были и почесть, и опала, и триумф, и изгнание. Не по своей воле он ушел в монахи.

Народ любит и помнит легендарного ашуга. Его значимость внятно определил Валерий Брюсов: «Он мощью своего гения превратил ремесло народного певца в высокое призвание поэта, показал, что певец – не только увеселитель на пиру, но и учитель, пророк». Лучшие поэты России переводили стихи Саят-Новы. Вот сокращенный пример перевода Арсения Тарковского:

«Косы твои – рейхан в росе, нежней дорогих шелков,

Брови начертаны пером, лицо – золотой покров.

Краше уста – на горе всем – и лалов, и жемчугов,

Пусть я умру – здорова будь. Я в землю сойти готов

Ради лукавых игр твоих и легких твоих шагов.

Где ты, Лейли? Я как Меджнун брожу в горах без дорог,

Нет мне лекарств от моей любви. Я стражду, я одинок.

Яр, я одну тебя люблю и жажду – свидетель бог.

Пусть я умру – здорова будь. Я в землю сойти готов

Ради твоих лукавых игр и легких твоих шагов».

Это же песнь песней! И, чтоб понятней: «яр» - это обращение к возлюбленной или к любимому.

Надгробие Саят-Новы всегда убрано любимыми красными розами, которые он неизменно воспевал.

В советский период мощно зазвучало поэтическое слово Егише Чаренца. Сегодня его именем назван город – Чаренцаван, его изображение на армянской купюре в 1000 драм, и в честь него создан элитный армянский коньяк - тут поэт разделил лавры с горой Арарат.

«Я солнцем вскормленный язык моей Армении люблю», - признался поэт этой яркой метафорой в любви к родному языку, который живет как самостоятельный с IV века до нашей эры – почти две с половиной тысячи лет! Цветет, вскормленный солнцем, в прохладе виноградной лозы у подножья величественной вершины.

Армению, всю целиком, хочется положить на музыку. И это была бы очень нежная и задушевно-пронзительная мелодия, сыгранная на дудуке.

Такая же, какую признало ЮНЕСКО в 2005 году: оно объявило музыку армянского дудука шедевром Всемирного нематериального культурного наследия.

Как осияно признанием этой организации и армянское слово – средневековый эпос «Давид Сасунский». И если рукописные святыни «в крушеньях царств» убереглись за монастырской оградой Эчмиадзина, то этот шедевр уцелел народной памятью: пятьдесят вариантов «Давида Сасунского» были записаны в устном пересказе крестьян в различных районах страны.

До свидания. Цтэсуцюн!

подготовила

Зинаида Савина

 

Полиэтничная палитра Казахстана

4Фестиваль малых этносов, организованный АНК ЮКО и межэтническим культурным центром «Ынтымак» к 25-летию Независимости РК, собрал в политехническом колледже представителей самых разных народностей, живущих в Шымкенте. Даргинцы, туркмены, индусы, пакистанцы, афганцы, латыши и другие – этнокультурных центров у них нет, их объединяет «Ынтымак», под крылом которого сегодня около 40 этносов.

Знакомство началось с выставки блюд национальных кухонь и прикладного творчества. На дастархане, как на сцене царил полный интернационал: с казахским бешбармаком соседствовали русские пироги, чеченские галушки, болгарская банница, даргинские хинкали, афганский плов, который приготовил ученик школы-лицея №23 им. Космодемьянской А. Кохистани.

Приветствовал участников фестиваля, представивших национальные песни и танцы, заведующий секретариатом АНК ЮКО М. Калмуратов.

- Школы, вузы, ссузы – сегодня основной упор в работе мы делаем на подрастающее поколение граждан Казахстана. Поэтому и наладили прочную связь с учебными заведениями города, - рассказала председатель культурного центра «Ынтымак» Г. Толепова.

фото автора А. МАСАЛЕВА

 

Готовим - с душой, едим - от души!

В Шымкенте в шестой раз прошел фестиваль плова «Дастархан дружбы». Его участники приготовили около 150 килограммов вкуснейшего азиатского кушанья.

Год 25-летия Независимости Казахстана, празднованию которого был приурочен фестиваль, по-настоящему воодушевил участников, заменивших привычные названия видов плова на «Президентский», «Сенат», «Парламент», «Байтерек», «ЭКСПО-2017», «Казахстан-2030» и, чтобы уж наверняка, «Казахстан-2050». Впрочем, были и более привычные слуху «ферганский», «шымкентский», «ташкентский», «самаркандский», а также профессиональные: медицинский, театральный. В плове, названном «Дружба», ее символизировали два вида моркови: желтая и красная, прекрасно сочетавшиеся друг с другом. Одним словом, плов на фестивале был больше, чем просто блюдом.

Его готовят во всех странах Азии, и в каждой по-своему. Существуют тысячи рецептов приготовления этого блюда, но все они сводятся к одному - это поистине кулинарный шедевр азиатских народов. Издревле повелось на Востоке, что мастера по приготовлению плова – ошпазы - самые уважаемые люди.

За годы проведения один из самых вкусных фестивалей Шымкента снискал заслуженную славу не только в стране, но и за ее пределами. На сей раз гости приехали даже из Москвы. Среди них был и бронзовый призер Олимпийских игр в Сиднее, старший тренер молодежной сборной России по пулевой стрельбе, заслуженный мастер спорта России Е. Алейников. По словам Евгения Васильевича, пропустить такой праздник, будучи в Шымкенте, он не мог: сам большой мастер в приготовлении плова.1

- Поверьте, если б я не стал стрелком, то был бы поваром, и плов считался бы моим коронным блюдом! - признается он. - Готовить его я научился у отца моего друга, который работал шеф-поваром в одном из ресторанов Ташкента. С тех пор близкие и друзья в Москве приходят в гости на мой плов. 32 ошпаза решили принять участие в фестивале, который в этом году организовали областной узбекский культурный центр и областная газета «Жанубий Козогистон».

Наравне с профессиональными поварами рискнули участвовать и любители, далекие в повседневной жизни от приготовления еды. В большом дворе тойханы «Аль Акрам» всем хватило места. Ранним утром в очаках разожгли огонь, и закипела работа. У каждого мастера — группа поддержки. Но у казана они колдуют в одиночестве, буквально погружаясь в процесс. Мясо молодого барашка, лук, морковь, рис, нохат, зира, кишмиш, барбарис, чеснок, стручки красного перца для острой нотки — к стандартному набору продуктов каждый ошпаз добавляет свой особый ингредиент. Самый молодой участник, 20-летний Улугбек Ганиев, к примеру, добавил в свой казан святую воду «абу зам-зам», привезенную из Мекки. Точно по рецепту его дяди, ставшего победителем фестиваля в прошлом году.

Любуясь колдующими над казанами ошпазами, с удивлением замечаю среди них повара-славянина. Пройти мимо не могу, знакомлюсь.

2- Зовут меня Владимир Краснобородкин, я не повар, а менеджер по продажам, - с готовностью отвечает он, видимо, уже привыкший к повышенному вниманию на фестивале.

Как ни странно, из родного Алматы в Шымкент его привела любовь к … плову.

- Это мое любимое блюдо, но жена, к сожалению, не умеет его готовить, - продолжает Владимир. - Пришлось учиться самому у друзей-узбеков. Сегодня, не скрою, достиг в этом деле определенного мастерства. Но на фестиваль в Шымкент собирался только как зритель, хотелось окунуться в атмосферу, постичь истинно узбекские секреты приготовления. Председатель узбекского центра Икрам Хашимжанов вдруг предложил поучаствовать. Загорелся идеей. В костровые пригласил друга Асета и отправились в Шымкент. Очень люблю ваш город, гостеприимство и душевную щедрость его жителей. Вы такие добрые, солнечные, открытые люди, что вас можно ставить в пример всем казахстанцам.

Еще один новичок фестиваля — ошпаз из Ташкента Дильмурат Исхаков. Плов, разумеется, готовил именно ташкентский. И с удовлетворением отметил очень сильную конкуренцию: фестиваль действительно собрал лучших из лучших.

Житель Шымкента Зульфиддин Нурметов, прежде чем участвовать в фестивале, прошел настоящий народный отбор: выбирали его всей мечетью, прихожанином которой он является много лет. Дружно выбрали и дружно пришли поддержать: еще бы, ведь их кандидат окончил Янгиюльский кулинарный техникум, и плов его славится на всю округу.

Учитель школы им. А. Навои из села Колькент Сайрамского района Абдилаким Ташниязов решил приготовить свой фирменный «чошма анар палау», щедро сдобренный рубиновыми зернами граната. Поддержать его пришла мама - Анарай-апа. Старушка уверена: плов ее сына самый вкусный!

С такой же уверенностью рядом с другим участником — поваром Ихтияром Абдурахмановым — крутились его сыновья-погодки Диярбек и Ахрорбек. Мальчишки на подхвате: нарезают, подают, пробуют. Отличные помощники.

Медицинский, театральный - в палитре фестиваля в этом году появились даже профессиональные виды плова.

Медицинский варился в казане повара городской больницы №1 Набижона Сидикова. В белоснежном халате, накрахмаленном колпаке — сразу стало ясно, что этот повар представляет здесь медицину. Если учесть, что еще Авиценна причислял плов к лекарствам, врачующим изможденного путника, то такому повару на фестивале было самое место. 3

Над театральным пловом колдовал декоратор узбекского театра Кудрат Махаметов, которого в ошпазы единодушно выбрали коллеги по цеху.

Плов «Нохараш», который готовил повар из Ленгера Анвар Юлдашев, как оказалось, принято кушать с утра, сразу после утренней молитвы. А начинают готовить его с рассветом. Узбеки, рассказывает он, готовят такой плов гостям, приехавшим на свадьбу.

Один из призеров прошлогоднего фестиваля Насибулла Халиков уверенно назвал свой плов «Аристократ». Глядя на то, как виртуозно он выкладывал рассыпчатый плов на блюдо, подбрасывая его в воздухе, никто и не сомневался в точности названия. Насибулла привез с собой воду, мягкую, родниковую. Дрова — только фруктовых деревьев, дым от них сладкий, приятный.

Самый пожилой участник фестиваля – 83-летний Каримбек Сахимбаев – оказался еще и самый веселым. Пока варился плов в казане, пока заседало жюри конкурса, Каримбек-ата танцевал, заряжая своим весельем и задором остальных. Всю жизнь аксакал трудился трактористом, а сейчас с гордостью называет себя ошпазом.

Кульминация фестиваля настала, когда на длинном столе, устланном белой скатертью, в ряд выстроились ляганы, на которых золотистыми ароматными горками был выложен плов, украшенный кружочками казы, перепелиными яйцами, дольками пропаренной айвы, головками чеснока, стручками красного перца и зернами граната. Кулинарные шедевры обступили со всех сторон, так вкусно и аппетитно они красовались на дастархане дружбы. Право первой ложки – у членов жюри, оценивавших не только вкус плова, но и его рассыпчатость, степень готовности риса, соответствие классическому рецепту и в то же время оригинальность приготовления, оформление, подачу и общий вид самого вкусного азиатского блюда. Затем за ложки взялись зрители, и не просто ели вкусно, от души, а оценивали, пытаясь выбирать лучший. Только сделать это было весьма непросто.

Ляганы быстро опустели, следом за ними - казаны. Собравшиеся еще раз дружно убедились, что нет вкуснее блюда, что душевная трапеза за большим дастарханом объединяет никак не меньше общих интересов.

Финальную точку поставило жюри, объявившее результаты:

Третье место присудили сразу троим: В. Краснобородкину, Н. Халикову и Т. Салметову, второе – З. Нурметову и У. Ганиеву, первое – У. Ходжиметову.

Впрочем, победы был достоин практически каждый участник, чувствовалось, что расстарались они на славу. Как отметил один из ошпазов Н. Халиков, руки должны быть сладкими, тогда и вкус будет отменным! Когда готовишь с любовью, с желанием, настроением, непременно будет вкусно.

А. МАСАЛЕВА

 

Нас многое объединяет

Председатель Южно- Казахстанского областного татаро-башкирского этнокультурного центра А. Мухамедова приняла участие во встрече Президента Татарстана Р. Минниханова с руководителями татарских общественных организаций Казахстана в рамках его двухдневного рабочего визита в Астану.

В ходе своего выступления, Ася Ириковна рассказала не только о работе возглавляемого этнокультурного объединения, но и о регионе в целом , представила его широкий инвестиционный потенциал, пригласив Главу Татарстана посетить Шымкент.

Также в ходе встречи состоялся разговор на актуальные темы, среди которых: укрепление сотрудничества между Казахстаном и Татарстаном, развитие и сохранение татарской культуры и татарского языка, налаживание партнерских отношений в бизнесе. Была достигнута договоренность об образовании Конгресса татар Казахстана.

«Казахстанские татары вносят достойный вклад в сохранение татарского языка и культуры и приумножение духовных ценностей. Наши народы объединяют родственные связи, у нас схожи языки и традиции, одна религия», - отметил Р. Минниханов, выразив благодарность руководству страны за поддержку татар и создание условий для сохранения и развития их культуры.

Президент РТ также поблагодарил активистов татарских сообществ за их деятельность, осуществляемую во благо своего народа.

В ходе визита Р. Минниханов совместно с акимом Астаны А. Исекешевым открыл полномочное представительство РТ в РК, принял участие в запуске всемирного татарского интернет-радио «Татар авазы».

Алиса

МАСАЛЕВА

 

Хангыль, ханча и корё маль

Проект «ЮК»: «этнос в лингвистическом контексте»

Hangul 3Ничего мудреного в заголовке этого материала нет. Более того, народ уже догадался, что речь пойдет о корейском языке и его носителях. Потому что корень «коре», в латинице он или в кириллице, по всему миру обозначает одноименный полуостров с двумя Кореями на нем. А вот сами жители этих пока еще не дружественных стран себя так не именуют. Север обозначился как Чосон, для нас он КНДР, а юг как Хангук, что в переводе на русский – Республика Корея. Народ, естественно, одного корня, неестественно разделенный в 1945 году. И история у него такая долгая, что на ее протяжении государство несколько раз меняло имя, и не всегда по доброй воле. Корея называлась то Чосон, то Хан, то Силла, то Коре, то Тэхан чегук. Может, когда-нибудь юг с севером обнимутся, и тогда на карте мира появится еще одно название Кореи, которую поэтически называют Страной утренней свежести.

В общем, уже из этого вступления ясно, что с корейцами не все так просто. Начиная с языка. Достаточно сказать, что его не могут пристроить ни к одной языковой семье. И откуда взялся? По способу словоизменения он, как и казахский, агглютинативный – то есть смысл высказывания создается приклеиванием к основе суффиксов и префиксов только с одним значением. А если взять систему падежей, так тут корейцы обошли русских: их целых девять! Англичан они переплюнули в категории времени: несколько настоящих, прошедших и будущих времен в разных наклонениях – изъявительном, достоверном и потенциальном.

Добавить сюда еще и весьма особую письменность. Ведь, помимо азбуки, корейцы пользуются еще и иероглификой. Иероглифы им достались в наследство от Китая. Бегут корейские буковки одна за другой, складываются во фразы и предложения, а меж ними заковыристые китайские иероглифы - ханча. Они используются для записи слов китайского происхождения – а это добрая половина лексики корейского языка.

И уж коль мы коснулись корейского алфавита – его называют хангыль, то отметим, что он считается самым логичным и научным в мире, а в 1997 году был внесен в список шедевров мирового культурного наследия. Его создала искусственно в XV веке группа корейских ученых по прямому указанию царя Сечжона Великого. Создание алфавита было очень важным событием, ведь китайским иероглифам не под силу было передать особенности корейского языка. К тому же китайский с его тысячами знаков был сложен для простого народа. Впрочем, и с хангылем было не все гладко. Ему противилась литературная элита, которая признавала только ханчу в качестве письменности. Позже к нему охладела царствующая на то время особа. В итоге про хангыль забыли на столетия. Его вернули только в начале прошлого века, когда в ответ на усиление японского влияния на Корейском полуострове в стране поднялось национальное движение. А в этом деле язык всегда становится национальной скрепой. За что еще воевать, как не за родину, за родной язык.

Hangul 1В корейском 24 буквы, остальные – дифтонги, то есть готовые слоги. В этом и простота алфавита. Названия букв оригинальные, своего наречия, нигде не заимствованные.

Имена и фамилии лаконичные. Попадаются даже из одной буквы. К слову сказать, имен в корейском ономастиконе предостаточно, а вот фамилий на совокупное население в восемьдесят с хвостиком миллионов не более трехсот. Так что однофамильцев пруд пруди. Топ десяти состоит из таких, как Ли, Пак, Чхве, Чон, Кан, Чо, Юн, Чан, Лим, Хан. Лидирует Ким, которая сродни русскому Иванову.

Еще одной яркой особенностью корейского языка является так называемый гоноратив. Он передает отношение говорящего к лицу, о котором идет речь. Если попытаться выразить гоноратив средствами русского языка, то пример будет таким. «Петр Кузьмич отдыхает» (нейтрально). «Петр Кузьмич отдыхают», «Петр Кузьмич отдыхать изволят» (почтительно). «Петр Кузьмич почивать изволят-с» (подобострастно). Но представьте, что в корейском таких форм в разы больше. Вежливые очень. И таки да. Традиционная мораль общества столь сильна, что встретить случаи открытого хамства или грубости почти невозможно. Кореец, может, и содрогнется внутри себя, но виду не подаст. А изумить его европейцу пара пустяков. Обувь не снять при входе в жилище, например, или попытаться его коснуться, паче заключить в объятия, начать есть, когда старший за столом еще не взял в руки палочки. А уж если по незнанию напишите Ф.И.О. корейца красными чернилами или подарите что с красным текстом – и вовсе напугаете: этот цвет там ассоциируется со смертью. И храни вас от хвастовства красивым загаром, привезенным откуда-нибудь с Мальдив – жители Корейского полуострова посмотрят на вас только что не с отвращением, ведь для них намеренное лежание под солнцем абсолютный моветон. Самый страшный приговор для корейца фраза: «Как у тебя лицо почернело». Примерно как для нас: «Ну тебя и разнесло»!

HangulПоэзия. Ее много, чему способствует и красота ландшафта Страны утренней свежести, и религиозно-философские взгляды корейцев. Там прочно укоренился буддизм, а он формирует отношение к природе как к объекту особого созерцания, которое способствует обретению душевной гармонии, или нирваны. Отсюда и характер поэтических произведений. Сказались также и богатые традиции китайской поэзии. Кстати, у корейцев есть своя величина – Ли Гю Бо (не путать с китайцем Ли Бо), литературное наследие которого огромно. Например, вот: «С другом беседуя, медленно пьем индиговое вино. Сто лет проживу, однако, друзья не наскучат мне все равно». Что не в рифму, так это было принято так, за ней не гонялись. Ритмика и образность – их чтили. И что за вино такого негастрономического цвета? По мне так в рот не возьмешь. Но звучит красиво. И, к слову сказать, в Южной Корее любят принять на грудь. Но! Подвыпившие никогда не учинят бузы. Там широко распространена культура потребления спиртного, существуют даже курсы для бизнесменов, где их обучают, как правильно делать «ёрш». А если окажетесь в застолье и прозвучит тост «Гонбе!», значит, надо пить до дна. Иначе не уважаешь.

Что средний обыватель знает о Корее и корейцах? О северной – про Ким Ир Сена и ядерные скандалы. О южной - марки автомобилей «Киа», «Хундай», бытовая техника и смартфоны «Самсунг». И лишь немногие осведомлены, через какие тернии прошел этот народ, к которому многажды можно применить слово «самый». Например, самый трудолюбивый в мире – таковы итоги исследования, в котором оценивался уровень работоспособности в 32 странах по среднегодовому количеству трудовых часов. Шестидневная рабочая неделя и трехдневный отпуск за весь год – норма для корейцев.

Но самым удивительным в его истории является тот факт, что этот народ, когда он был еще неделим, выстоял под мощным давлением Китайской империи, сохранил аутентичность и смог противостоять Поднебесной в письменности, создав свою азбуку и тем самым сохранив уникальный язык предков.

Анъёнхи кесэйо! До свидания.

Зинаида Савина

 

Дружба через расстояния

Friendship through distance 3Расширяя горизонты, «Шанырак» выходит на международный уровень. Начало этому положила завязавшаяся дружба «ЮК» с Посольством Казахстана в Греции. Глава этого дипломатического ведомства А. Волков 21 июля официально вступил в свою должность Чрезвычайного и Полномочного Посла РК, вручив верительные грамоты Президенту Греции П. Павлопулосу. Развивать и укреплять двусторонние отношения в туристической, торгово-экономической, культурно-гуманитарной сферах А. Волков намерен, в том числе, и с помощью СМИ. Ведь не секрет, что Казахстан и Грецию связывает многое, в том числе и то, что среди греческих жителей немало наших бывших соотечественников, друзей, родственников. И грекам, и казахстанцам всегда интересно узнать друг о друге. И Посольство РК в Греции готово этому поспособствовать.

Вот, к примеру, городок Ахарнон, кстати, побратим Шымкента. Два города просто не могли не породниться. Ведь в Ахарноне, где проживает всего 150 тысяч человек, треть жителей – выходцы из Казахстана, в большинстве своем именно из ЮКО. О насильственной депортации греков в годы сталинского режима здесь помнят в каждой семье, не забывают и о той стране, которая стала второй Родиной для депортированных греков. При слове «Казахстан» практически у каждого здешнего жителя теплеет на сердце, у стариков увлажняются глаза: с милым сердцу Чимкентом связаны юность и молодость.

Выходцы с юга Казахстана составляют 40 процентов здешнего городского собрания депутатов. Кстати, «чимкентские» есть даже в мэрии Ахарнона. У нас родились заместители мэра по вопросам защиты окружающей среды Георгиос Сидиропулос и по вопросам утилизации и переработки отходов Феодорос Сиринидис. У двух других заместителей - по вопросам социальной политики Элени Сасханиди и по вопросам образования, культуры, спорта и молодежи Эфстафиоса Топалидиса - родом из Казахстана родители.

О Шымкенте не понаслышке знает и мэр Ахарнона Яннис Кассавос, месяц назад побывавший у нас с визитом. Впечатления от поездки у него остались самые позитивные.

А вот корреспондент греческого журнала «Эпикейра» Димитрис Стебилис свое знакомство с Казахстаном начал со столицы. В июне он впервые побывал в Астане, принимая участие в международной конференции на злободневную сегодня тему «Религии против террора». И остался в полном восторге от «футуристической» столицы Казахстана.

- На каждом шагу, на каждом повороте - подтверждения феномена под названием «Астана», - рассказал Димитрис. - Пейзаж и свет создают иллюзию бесконечности столицы.

Сегодня Астана, по его словам, у всех на устах из-за предстоящей в 2017 году выставки EXPO. Масштабность будущего грандиозного мероприятия греческий журналист уже успел оценить, побывав на строительных площадках выставки.

- Если учесть, что столица строилась практически с нуля всего 19 лет, то можно понять, насколько огромны достижения. Чувствуется, что Астана — это детище Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. С такой любовью создан новый город! Проезжая по его улицам, убедился: в нем царят спокойствие и уют. К слову, несколько раз в этом городе будущего нам встречались автомобили из далекого прошлого, что создавало довольно интересный контраст.

Резиденция Президента РК Ак Орда, 97-метровый Байтерек, Хан Шатыр, Дворец мира и согласия, национальный академический театр оперы и балета «Астана Опера», мечеть «Нур Астана» - эти достопримечательности столицы восхитили Димитриса больше всего.

- Познакомившись с Астаной, - отмечает Димитрис, - сделал для себя одно важное открытие: глубокое уважение Нурсултана Назарбаева и казахстанского народа к различным религиозным конфессиям в рамках одной страны, где примерно 70 процентов населения исповедуют ислам, – это ощутимая реальность. Улетали из Астаны с очень теплыми чувствами: гостеприимная и мирная страна, красивая столица, открытый и дружелюбный народ. Здесь будущее удивительным образом сочетается с вековыми традициями. Рассвет над степью, которым мы любовались из иллюминаторов, был последним штрихом на этом импрессионистическом холсте. И пусть Казахстан географически находится далеко от нас, но в то же время он очень близко – эта страна осталась в наших сердцах.

А. МАСАЛЕВА

 

 


Страница 8 из 30