You are here:   Главная >>> Как у наших соседей?
А как у наших соседей!

Немецкая речь

С названием этого государства много занятного. Страна Германия, а народ – немцы. Сами себя именуют дойче, а государство - Bundesrepublik Deutschland. Соседи зовут совсем по-другому: французы – Allemagne, финны - Saksa, датчане - Tyskland, поляки – Niemcy. Но неразберихи тут нет, а есть давняя-предавняя история племен и династий, иностранных завоеваний, переселений больших народных масс и множества других факторов.

Впервые этноним Germania употребил Юлий Цезарь: так он называл территорию по ту сторону Рейна. О том же упоминает и летописец Тацит. В русском языке это название закрепилось только в XIX веке, когда разрозненные немецкие княжества наконец-то объединились в одно целое.Что же касается слова «немец», то оно к тому времени стояло уже прочно. Старославянское «ньмьць» означало «человек, говорящий непонятно», каковыми, собственно, и были все чужестранцы. Потому славяне немцами прозвали и шведов, и датчан, и англичан, и голландцев, и пруссов, и других иноземцев. Гоголь так и писал, что «немцами у нас называют всякого, кто прибыл из другой страны, а сами эти страны зовут «немецкая земля» или «неметчина». Правда, позднее русские стали адресовать это понятие только германцам. Ситуация была примерно такая же, как с римлянами: те всех, кто не они, считали варварами, то есть пришельцами.

Что касается немецкого слова Deutsche, то оно исконное и обозначает «народ». Но появилось в обиходе далеко не сразу – лишь к XII веку. Зато уже восемь столетий не подвергается изменению.

Однако при всех перипетиях народ не терял своего языка, не растворял его в других. Да, корректировал форму и содержание, но при этом оставался самим собой. Он выдержал самого грозного соперника – латынь, на которой писал и говорил ученый мир вплоть до XVIII века. Преподавание в университетах, научные трактаты и богословские тексты – всюду использовался латинский язык. Именно из латыни вышла романская языковая ветвь – французский, испанский, португальский, итальянский, румынский, молдавский. Немецкий же возглавляет германскую языковую линию, которая родом из гипотетического прагерманского языка: его реконструировали средствами сравнительно-исторического языкознания.

Марк Твен однажды пошутил: «Некоторые немецкие слова настолько длинны, что их можно наблюдать в перспективе.

Когда смотришь вдоль такого слова, оно сужается к концу, как рельсы железнодорожного пути». Да – есть такой «грешок» в немецкой морфологии. Кстати, самое длинное немецкое слово состоит из семи частей и 63 букв. Это существительное со значением «закон о передаче обязанностей контроля маркировки говядины».

Разумеется, устная речь почти избавлена от таких лексических длиннот. Но в официально-деловом стиле надо глубоко вдохнуть, чтобы произнести некоторые конструкции. Зато этот факт, когда слово состоит из двух, трех и даже пяти других, говорит в пользу его емкости: можно одним махом описать ситуацию, для чего в других языках потребовались бы целые абзацы с привлечением разных частей речи. Разумеется, письмом владел мизер населения. Но и латиница, пришедшая на смену рунам и полностью укоренившаяся через десять столетий, тоже была уделом немногих. Размах ликбеза пришелся на время после того, как Иоганн Гутенберг в 1446 году изобрел книгопечатание. Новинка без преувеличения привела к небывалому всплеску грамотности. Поначалу книжки печатались на латыни, но с каждым десятилетием увеличивалась доля немецкоязычной литературы. Ученые с латыни переходили на немецкий, и в числе первых ласточек был великий реформатор медицины Парацельс. В этом смысле изобретение Гутенберга сыграло неоценимую роль для развития немецкого языка и литературы. Как и перевод Библии на немецкий Мартином Лютером. Это был грандиозный проект! Стотысячный тираж священной книги, не считая репринтных изданий, пришел практически в каждый дом.

Премного способствовали развитию современного немецкого языка братья Якоб и Вильгельм Гримм.

Они делали то же, что и Даль в России, – работали над созданием этимологического словаря. Правда, закончить не успели – работа завершилась только к середине прошлого века. Еще бы – все же 33 тома! Но главное в том, что авторы при составлении словаря применили новый, сравнительно-исторический, метод и тем самым заложили основу новой науки – лингвистики. Для детей же всего мира братья Гримм – волшебники, знакомые с детства по сказкам «Белоснежка и семь гномов», «Бременские музыканты», «Волк и семеро козлят», «Умная Эльза» и другим. Они собрали их в немецких землях и литературно обработали.

Но до братьев Гримм еще далеко. Им будут предшествовать десятки славных имен немецкой культуры и литературы. Еще поработает на результат средневековье, славное, в частности, удивительным памятником из списка ЮНЕСКО «Песнью о нибелунгах». Автор его неизвестен. Предполагается, что он обобщил существовавший до него поэтический фольклор, придав ему форму. Героический эпос повествует о дворянском роде нибелунгов с главным героем Зигфридом – представителем этого рода. Произведение не единожды увлекало кинематографистов, им также вдохновился Рихард Вагнер, дав миру оперный шедевр «Кольцо нибелунга» - цикл из четырех опер, длящихся совокупно более пятнадцати часов.

В средние же века пышно расцвела дворянская, или рыцарская поэзия. Она не была оригинальным явлением: появилась как подражание неподражаемым французам, но обрела свою специфику и достоинства. В сравнении с французским оригиналом у немцев больше сдержанности и внешнего благородства, их рыцари учтивей, а дамы нежней. Что делать – так в литературе начал проявляться немецкий сдержанный характер, уступающий французскому в экспрессии. Там, где трубадур проявит живость чувства, немецкий рыцарь уйдет в размышления.

В рыцарской лирике на первом месте стоит идеальная любовь - «mine», отчего поэты назывались миннезингерами. В «Библиотеке всемирной литературы» двадцать третий том отдан поэзии трубадуров, миннезингеров и вагантов. Они объединены, так как схожи – посвящены любовным отношениям, часто страдальческим. Вот, например, образец сердечной маеты рыцаря Дитмара фон Айста:

«Когда весь мир покой внушает ночью,
Ты предо мною предстаешь воочью.
И грудь испепеляет мне тоска –
Как недоступна ты и далека!»

В XV веке в стан литераторов нежданно пришел обыкновенный юрист, правда, блестяще образованный, Себастьян Брант и на долгие годы всех удивил поэмой «Корабль дураков». Он изобразил вереницу придурков всех сословий и профессий, собравшихся отплыть в царство глупости. Произведение стало сатирическим зерцалом той эпохи, в котором весело отразились кривые рожи современников. Народ обожал это произведение, которое дало целое направление в немецкой литературе и сказалось в других странах. Например, в живописи Иеронима Босха – его «Корабль дураков» висит в Лувре.

В немецкой литературе был интересный период, который исследователи окрестили как «Буря и натиск» (Sturm und Drang). Он полностью разрушил старую поэтику, произвел умственную революцию и родил новых гениев, таких как Гёте и Шиллер. Нет необходимости раскрывать их влияние на мировую поэзию. Роль их оценена, место определено. «Фауст» Гёте был переведен на многие языки и мгновенно стал объектом исследования и жарких полемик. Было отчего, ведь автор затронул животрепещущее, в частности, вопрос о границах добра и зла, отразившемся в самохарактеристике Мефистофеля: «Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». «Суха теория, мой друг», «остановись, мгновенье, ты прекрасно» - также из драмы Гёте. Это одна из вершин немецкой поэзии.

И был Генрих Гейне - тонкий лирик, романтик, знакомый советским школьникам как минимум одним стихотворением в вольном переводе Лермонтова: «На севере диком стоит одиноко на голой вершине сосна». И были Гофман, Новалис, Клейст. И был двадцатый век, продолживший славу немецкой художественной речи: Райнер Мария Рильке - любимец двоих небожителей Пастернака и Цветаевой, Генрих и Томас Манны, Франц Кафка, Герман Гессе, Бертольд Брехт, Анна Зегерс, Ремарк, Цвейг, Фейхтвангер, Генрих Белль; лауреаты Нобелевской премии двух последних десятилетий – Гюнтер Грасс, Эльфрида Элинек, Герта Мюллер. Они продолжают славу немецкой литературы. Кстати, Элинек можно бы причислить к стану авторов женского любовного романа – у нее книги «Любовницы», «Пианистка», «Похоть», если бы не достоинства на порядок выше бестселлеров для чтения в подземке.

Русская пословица, отражая национальную черту германцев, гласит: «У немца на все инструмент есть». Это верно. Но самый главный инструмент этого народа – язык, на котором он дал великую литературу и величайшую в мире философию. До свидания! Auf Widerseen!

Зинаида Савина

 

А мы ноктюрн сыграть смогли бы…

1Шымкентский квартет «Классик» (на снимке), образовавшись в марте прошлого года под крылом областного татаро-башкирского этнокультурного объединения, собрал музыкантов, которые поставили для себя поистине масштабную цель: привить шымкентцам любовь к классической музыке. Стать тем самым Магомедом, который сам идет к горе. Они с готовностью выступают на малых площадках, перед небольшим количеством зрителей, даже без гонорара. Но альтруистам и первопроходцам, как известно, всегда непросто.

Идейный вдохновитель квартета – дипломант международного конкурса, пианист Ф. Амирова. Ее поддержали музыканты Г. Мусаева (скрипка), А. Аксеитов (саксофон) и А. Аюбаева (флейта). Каждый из них работает в музыкальных школах и колледже города. Тем удивительнее, что появилось желание, что называется, нести искусство в массы.

- На самом деле нет ничего удивительного, - говорит Фарида Сагитовна. – В школах и колледже мы работаем с теми, кто пришел учиться музыке, любит ее и готов служить ей. Но ведь это капля в море! А остальные часто вообще не знакомы с классическими произведениями мировых композиторов. Судить об этом можно хотя бы по нашим выступлениям. Это нужно исправлять, ведь музыка необходима для гармоничного развития личности. Как проходят уроки музыки в наших школах? Ими либо негласно жертвуют для других предметов, либо с детьми разучивают песни. А школьники потом элементарно не знают музыкальных жанров, не знакомы с музыкой Баха, Чайковского, Моцарта, Калдаякова и Брусиловского, наконец!

Сетовать по этому поводу, приговаривая «печально я гляжу на наше поколенье», можно долго, а можно предложить свой вариант изменения ситуации. Квартет выбрал второе. Сегодня в их репертуаре уже около трех десятков музыкальных произведений мировой классики. Играют Баха, Шостаковича, Свиридова, Боккерини и других композиторов. Выступают в учебных заведениях, домах культуры, недавно играли на сцене здания Ассамблеи народа Казахстана. Публика самая разная: от школьников и студентов до сельчан, которые впервые слышат классику. Выступления квартета – настоящий лекторий, где о композиторе сначала расскажут, а потом исполнят его лучшие произведения. И всегда выступают на бис: значит, достигли цели, донесли музыку. Жаль только, эти «воины» – одни в поле.

- Конечно, мы нуждаемся в единомышленниках, меценатах, - говорит Фарида Сагитовна, - в площадках для выступлений. О «Блютнере» в актовых залах школ, конечно, не мечтаем - достаточно простого фортепиано «Беларусь» или «Рига». Но чаще всего либо инструмента вообще нет, либо есть, но в таком состоянии, что играть на нем нельзя! Приходится брать напрокат синтезатор. Мечтаем, чтобы среди руководства города или области хоть кто-нибудь появился с музыкальным образованием: тогда, наверное, нас услышат.

Печальная тенденция сегодня: той-бизнес процветает, классическая музыка вынуждена протаптывать дорогу к зрителю. При наличии в Шымкенте трех музыкальных школ и колледжа, детской школы искусств для инструменталистов не проводят ни конкурсов, ни музыкальных фестивалей. Юные таланты уезжают в консерватории в другие города и страны, блистают на иных сценах, не имея в родном городе для этого ни малейшего шанса. Воспитываем для других – самим, видимо, не нужно. Интересно, изменит ли ситуацию звание культурной столицы СНГ, которое Шымкент примерит на себя в 2020 году?

 

Туркменские мотивы на казахстанской земле

14

День туркменской культуры прошел в стенах ЮКГУ им. М. Ауезова. 360 студентов из Туркменистана учатся сегодня в этом вузе. Помимо учебы, они своей миссией считают популяризацию культуры своей страны, знакомство с ее традициями.

Дню независимости Туркменистана, который отмечается 27 октября, они приурочили масштабное мероприятие, почетными гостями которого стали сотрудники Посольства Туркменистана в РК во главе с первым секретарем Н. Тагановым.

На круглом столе собравшиеся говорили об укреплении взаимодействия и сотрудничества двух стран, двух братских народов. А после, уже в праздничной программе, эту дружбу демонстрировали. Студент третьего курса А. Хамраев перевел песню Ш. Калдаякова «Сен сулу» с казахского языка на родной туркменский. Премьера новой версии была встречена бурными овациями. А преподаватель по вокалу факультета общественных дисциплин ЮКГУ им. М. Ауезова А. Кудайбергенов исполнил песню на туркменском языке, которую написал Президент РТ Г. Бердымухамедов.

Инициативу столь активных студентов поддержали и руководство вуза, и факультет по работе с иностранными студентами, оказав помощь с организацией праздника. Декан факультета С. Алибек, приветствуя собравшихся, отметил их сплоченность, ответственность и искренний патриотизм.

Алиса МАСАЛЕВА

 

Турнир дружбы

13

Республиканский турнир по мини-футболу,
организованный областным турецким
этнокультурным центром «Ахыска», собрал 14 команд
из Шымкента, районов ЮКО, а также Алматы и Тараза.

Состязания намеренно провели на стадионах шымкентского микрорайона «Кызыл жар»: турецкий центр во главе с его председателем Л. Асановым не первый год занимается активной пропагандой спорта и здорового образа жизни среди детворы и молодежи шымкентских окраин. Участие в церемонии открытия турнира принял президент Всемирной ассоциации турок-ахыска, профессор З. Касанов.

Нешуточные страсти кипели на полях турнира: команды стремились к победе. В итоге кубок победителя достался команде из Алматы, второе место заняла сборная «Ахыска спорт» микрорайона «Кызыл жар», а третье - футболисты из Сайрамского района.

 

Владимир, пловных дел мастер

 12

После участия в шымкентском фестивале плова «Достык дастарханы» 33-летний алматинский менеджер В. Краснобородкин кардинально сменил образ жизни, профессию, став ошпазом - мастером по приготовлению плова. Признается, что кормить людей самым вкусным блюдом азиатской кухни - несказанное удовольствие.

Весь его путь к сегодняшней профессии - цепь случайностей, которые, как оказалось, были далеко не случайны. Начиная с друга, благодаря которому Владимир однажды зашел на кухню не для того, чтобы поесть, а чтобы приготовить (разумеется, плов), и заканчивая разговорчивым таксистом в Шымкенте, который и посоветовал ему принять участие в фестивале.

- По специальности я программист, работал долгое время в офисе, занимался продажей компьютерной техники - все это, конечно, приносило прибыль, но не удовольствие, - рассказывает Владимир. - Ведь я не видел плодов своего труда, не живое дело эти продажи. Офисная работа губит! Отдушиной стало увлечение, когда я начал готовить плов и угощать друзей по выходным.

Однажды по работе Владимир впервые оказался в Шымкенте, и информация о нашем фестивале плова запала ему в душу. На следующий год он уже стал его участником, опять же случайно: поддержал идейный вдохновитель фестиваля, председатель Ассоциации узбекских этнокультурных объединений РК «Дустилик» И. Хашимжанов, предоставив и очаг, и казан, и продукты для плова. Завоеванное третье место стало для Владимира полной неожиданностью. И самым главным аргументом в решении окончательно сменить род деятельности, расставшись с компьютерной мышкой в пользу капгура (шумовка по-узбекски).

И понеслось. Открыл свой сайт по заказу плова, начал принимать заявки. Сарафанное радио разносило весть о необычном русском ошпазе. А тот решил совершенствовать свое мастерство и отправился на учебу в Ташкент в Ассоциацию поваров Узбекистана. Его наставником стал потомственный ошпаз Ахмаджон Хамдамов, внук народного плововара Узбекистана. Освоив пять основных видов плова, познав все премудрости их приготовления, Владимир вернулся домой и сам стал давать мастер-классы.

- В Ташкенте усвоил одну непреложную истину, без которой плов не получится: отдаваться процессу нужно всей душой, мыслями, сердцем! - делится опытом русский ошпаз. - Мне стала близка не просто узбекская кухня, но и культура, восточный менталитет, в котором живем мы все, жители Центральной и Средней Азии. Можно сказать, что я - азиатский русский.

Сегодня Владимир ежедневно колдует над казаном, готовя минимум 10 кг плова. Порции моментально разбирают заказчики, неизменно нахваливая блюдо.

- Веду свою маленькую войну с пиццей, хот-догами и прочей снедью, навязанной нам Западом. Мы, азиаты, должны кушать свою азиатскую пищу, она и вкуснее, и полезнее! Плов - царь стола, шедевр кулинарного искусства! И если, отведав мой плов, человек полюбит это блюдо, это и будет лучшей оценкой моего ремесла, - говорит В. Краснобородкин.

 

Знакомство с великими персами

11

Неделя иранской культуры и литературы стартовала в Шымкенте с визита советника по культуре Посольства Исламской Республики Иран в РК М. Ш. Зейнеддина. На семь дней зал Центра национальных литератур превратился в небольшую художественную галерею, а его фонд пополнился персидской литературой, изданной на казахском и русском языках.

Приветствуя собравшихся на открытии недели иранской культуры, высокий гость отметил активную работу иранского культурного центра в Шымкенте и особую атмосферу теплого города. Среди книг, преподнесенных им в дар, одну выделил особо: поэму «Шахнаме» в переводе на казахский язык Т. Изтилеуулы. Второй такой книги не найти не только в Шымкенте, но и в Казахстане. Более трех десятков картин, миниатюр, рисунков, каллиграфий XII-XIII веков впервые выставлено в Шымкенте. Эта коллекция имеет постоянную прописку во Дворце Гулистан в Иране, но благодаря содействию Посольства Исламской Республики Иран в РК, которое с готовностью откликнулось на просьбу областного иранского культурного центра, ее удалось привезти в Казахстан.

- Эти миниатюры ценны в первую очередь тем, что иллюстрируют сцены из «Шахнаме» - национального эпоса персидских народов. Обратите внимание, как каллиграфично они выполнены! - М. Ш. Зейнеддин с удовольствием знакомил собравшихся с коллекцией. Дополнил свой увлекательный рассказ чтением наизусть рубаи Фирдоуси в оригинале - на фарси они звучали удивительно: напевно и очень мелодично.

В этот же день в областном Музее жертв политических репрессий с участием М. Ш. Зейнеддина были презентованы стенды, посвященные иранцам, пострадавшим от гонений и репрессий.

 


Страница 1 из 28