You are here:   Главная >>> Как у наших соседей? >>> Между феской и шляпой

Между феской и шляпой

Что бы ни говорили,
а турецкий почерк
в мировой моде ощутим.

1 2

И он не только в трендах современной индустрии, но и в историческом влиянии национального турецкого костюма на одежду других этносов. Ретроспективно это легко прослеживается. Да мы и сегодня массово носим прямое заимствование из турецкого гардероба – штаны «султанки». Они есть результат подражания со стороны современных модельеров шароварам, в которых щеголяли все в Оттоманской империи – от простолюдина до султана. Особенной ширины они достигали у мамлюков и янычар, которым, чтобы вскочить на коня на бегу, требовалось застыть почти в шпагате. А это было возможно лишь при двух-трех метрах материи в растяжке.

Конечно, шаровары, или шальвары, знал весь азиатский и арабский Восток, и слово это из персидского языка. Но как одежда прет-а-порте и униформа они пришли на запад через Турцию. Раньше других этими удобными штанами воспользовались запорожские казаки. И хотя нет единого мнения об их происхождении, есть версия, что запорожские казаки - потомки турок: некогда воины Османской империи, они по какой-то причине приняли христианство и встали на защиту иных рубежей – Московской Руси и Речи Посполитой. Так что вольное казачество послужило посредником для того, чтобы и в традиционном мужском костюме украинцев прочно прописались широченные турецкие шаровары.

И галифе, в которые были одеты армии разных стран, тоже имеют своим предком шаровары. Просто однажды французский генерал от кавалерии Гастон Галифе ломал голову над тем, во что облачить воинские части, чтобы было максимально удобно натянуть сапоги. И придумал заузить штанины до колена. Идея прижилась. Она вообще оказалась очень удачным решением многовековой попытки совместить высокие сапоги с широкими штанами, не сковывающими движений.

Да и собственно сама «поза по-турецки», которая пришла с востока и которую рекомендуют в ряде случаев медики, продиктована исключительно особенностью штанов-шальваров – во-о-от такой ширины!

«Некогда турецкие шали были в большом ходу», - упоминает Владимир Даль в своем знаменитом словаре.

Это верно. Пришли они в Россию окольным путем – через Францию. А благодарить надо Жозефину Богарне, которая имела четыреста шалей – такими презентами радовал свою жену Наполеон Бонапарт, возвращаясь из аравийских походов. Они были и теплые и тонкие, однотонные и с цветной ориентальной каймой, с кистями и без них. А поскольку Жозефина слыла законодательницей мод, то вскоре кутаться в шаль стал весь двор. Новинка, кроме красоты, быстро прижилась еще и потому, что реально согревала обнаженные плечи красавиц. В ту пору мода была такова, что врачи били тревогу и отсылали дам на кладбище Пер-Лашез удостовериться, сколько хорошеньких ветрениц умерло от простуды. Подоспевшая накидка решила их проблему.

3Турецкие шали назывались еще кашмирскими, или кашемировыми, так как изготавливались из шерсти гималайских горных козлов в долине Кашмира в Индии. Однако ареал их распространения захватывал и Турцию. Другими словами, шали первыми начали изготавливать в XV веке в Индостане, но в большое плавание они отправились с турецкого берега.

Огромная холодная Россия обеими руками вцепилась в заморский платок с красивым персидским названием – шаль, чтобы никогда больше ее не выпустить. И если на Западе потом знать от нее отвернулась, так как англичане запустили в продажу дешевую подделку, доступную для небогатых людей, и свет счел себя выше толпы, то Россия стала носить шали всеми сословиями: и черные бабы, и купчихи, и столбовые дворянки. У кого на какую хватало средств. Вариант попроще ушел в народ под названием «полушалок». Однако чисто турецкая продолжала быть уделом состоятельных особ.

Кстати, популярность шали была такой, что даже существовал пасьянс «Турецкий платок».

А тем, кто дружен с вязальными спицами, знаком узор «турецкая ракушка», а также «турецкая коса». Это говорит о том, что в одежде турок, женщин и мужчин, присутствовали вязаные вещи, а умение их делать было доведено до национального искусства. Взять, например, джурабы – толстые шерстяные носки с орнаментом. Такие распространены и на Кавказе, и в Средней Азии, и в Северной Европе. Но у турок они свои, особенные. Весь секрет в технике вязания – на пяти спицах с мыска, и в знаменитом узоре, который называется «турецкая волна». В этом традиционном способе вязания не присутствует клубок пряжи, как везде по миру. Мастерица накидывает пряжу себе на шею и наматывает ее на большой палец, чтобы делать петли. Изумительные узоры джурабов сподвигли профессора Академии изящных искусств Кенана Озбеля еще полвека назад собрать коллекцию турецкого вязания. Она экспонировалась по своей стране и Европе.

Турцию можно смело назвать страной вязальщиц. У женщин, где бы они ни находились, в руках спицы. Трудно сказать, где именно впервые зародилось это мастерство – на этих землях или в иных пределах, но турки свято верят, что вязанием занялись их пастухи. Даже есть турецкая пословица «Чабан сам себе чулки вяжет». Весьма подходящее занятие для полукочевого образа жизни.

Что касается джурабов, то сродни узбекской тюбетейке, их узор имел региональные отличия, и по ним, как по метрике, можно было судить, из какой стороны их владелец. Например, в районах, где основная пряжа – мохер, носки в основном белые с ажурным узором.

Джурабы были непременной частью приданого невесты – ей надлежало подарить их жениху, его родственникам и всем гостям на свадьбе.

4Палитра джурабов разнообразна, как и многоцветье турецких шерстяных ковров. Собственно, это взаимосвязанные ремесла. Несомненно, ковроткачество повлияло на развитие вязания.

Турецкий национальный костюм от пяточки до макушки отразился в мировой моде.

К месту сказать, слово «башмак» турецкого происхождения. Самой примечательной частью в одежде турка был тюрбан. Знали его и в других частях света, но турки придали этому головному убору особый статус. Большое внимание тюрбану уделил в свое время десятый султан Османской империи Сулейман I Великолепный: он ввел в моду высокий белый тюрбан и обговорил его сословную принадлежность. На старинных миниатюрах и Сулейман I, и следующий правитель Селим Пьяница (нехарактерное для Востока прозвище, но этот султан любил возлияния и даже по совету купца, поставлявшего к его столу бутылки с горячительным, захватил Кипр, славившийся превосходными винами) изображены в шикарных кипенно-белых и очень высоких тюрбанах.

Тюрбан в 1829 году оказался вне закона указом султана Махмуда II, еще тогда взявшего курс на вестернизацию: отныне мужчинам предписывалось носить исключительно феску. Она продержалась в мужском гардеробе до 1925 года, когда Ататюрк начал претворять в жизнь судьбоносную реформу на сближение с Европой. Его знаменитую «шляпную революцию» можно сравнить с запретом Петра Первого на боярские одежды: народ активно противился носить шляпу.

За сто лет турецкую феску успели полюбить российское дворянство и татарская интеллигенция. И, может быть, приветствие «наше вам с кисточкой» рождено этим головным убором.

«Что мы, турки, собой представляем?
Некое странное среднее
между феской и шляпой.
Узел, средоточие противоречий между восточным мистицизмом и западным рационализмом, часть одного и часть другого», - сказал турецкий писатель и публицист Халдун Танер. Видимо, у него были основания так думать. Что же до национального костюма, то он точно связал два мира, перебросив мостик с турецкого берега по ту сторону моря.

Зинаида Савина