You are here:   Главная >>> Как у наших соседей? >>> Молодец в кафтане, девка в сарафане

Молодец в кафтане, девка в сарафане

1a 2a 3a

К русскому национальному наряду как-то не очень идет слово «костюм». Во-первых, оно пришлое, от французов. Во-вторых, вошло в употребление всего полтора столетия назад. В-третьих, есть свой аналог – слово «одежда». Оно самое что ни на есть глубинное, из придонных праславянских слоев.

Одежда восточных славян обрела законченный этнический вид в XII-XIII веках. К тому времени окончательно сформировались два типа русского костюма: южный и северный. Это касается исключительно народной одежды, ибо знать во все времена заимствовала себе платье со всех сторон: из Византии и Голландии, от поляков и немцев. Но что любопытно, в первой половине XVII века в России начали категорически отказываться от иноземного гардероба. Вспомнили о защите национальной самобытности и царским указом запретили носить одежду иностранного образца «стольникам, стряпчим, дворянам московским, жильцам и их слугам». Это было недолгое время, когда Россия существовала вне моды. Пока Петр I не прорубил окно в Европу. И начался обратный процесс: государевым указом лицам высшего сословия запрещалось ношение русской одежды – за нее брали пошлину. Пострадало боярство, которое в ту пору одевалось весьма причудливо. К примеру, вес праздничного женского костюма иногда достигал пятнадцати килограммов и мог включать в себя до двадцати предметов. Во времена Ивана Грозного дамы надевали по три платья одно на другое – ношение одного считалось недостойным. Понятно, что такая одежная тяжесть делала походку плавной и неторопливой – именно таким торжественным был в то время женский идеал. Все по Пушкину: «А сама-то величава, выступает, будто пава».

Иллюстрацией трендов в русской одежде средних веков блестяще служат картины Маковского, Сурикова, Васнецова, Билибина. Длиннополые, тяжелые, громоздкие - опашень, охабень, ферязь; душегреи и сарафаны – из бархата, парчи и атласа. Все заткано золотом и серебром, опушено дорогими мехами. Ярко и избыточно. Но очень красиво!

Но все же национальный костюм – это, прежде всего, народный костюм. На него и поглядим. Взять мужской. Его основу составляла рубаха. Поначалу она была с разрезом посередине ворота, а потом его увели в сторону - появилась косоворотка. Академик Лихачев считает, что это делалось для того, чтобы при работе не выпадал крестик – к тому времени Русь уже приобщили к христианству. К слову сказать, косоворотка стала основой для будущей гимнастерки, когда в 1880 году в Туркестанском военном округе на нее прикрепили погоны и разрешили носить с портупеей в строю и вне строя.

В рубахе-косоворотке на спину и грудь подшивалась подкладка – подоплека, которая впоследствии обрела значение скрытой причины чего-либо. Подоплека и правда могла скрывать нежелательное для чужого глаза: в нее, например, зашивали документы, деньги.

К рубахе полагались портки. Это исконно русское слово не скоро заменилось на тюркское «штаны», а потом нидерландское «брюки» - их принесла петровская реформа, и они означали «штаны моряка». Так что русский мужик ходил в портках.

Они вверху стягивались поясом-гашником, который тоже остался с нами в виде загашника, только уже не в значении «сумочка за поясом», а «место, куда что-то откладывается про запас».

Мужской русский народный костюм отличался меньшим разнообразием, нежели женский. Всю его красоту составляла отделка рубахи по вороту, подолу и рукавам да пояс, который мог быть тканым или плетеным, ярких красок.

А поверх надевался кафтан, коего было большое разнообразие: от зипуна из грубого толстого сукна до праздничных образцов из добротных тканей. Историки моды насчитывают дюжину видов этой одежды. Был даже наградной кафтан, который вручался за заслуги мастеровым на казенных заводах Ижевска и Златоуста. Чем не чапанизация!

Кафтан не являлся чисто русской одеждой – он вместе со словом пришел от персов через Западную Европу. Видоизменился, обрел собственные черты и окончательно обрусел. Настолько, что вошел в пословицы и поговорки: «Худая слава, что без кафтана Сава», «Рад Епифан, что нажил кафтан», «Служить стану по кафтану» - это о так называемом становом кафтане, сшитом по фигуре.

Суровый климат и разнообразие климатических зон сделали русский костюм многослойным и с большим количеством верхней одежды. Главенствовала, конечно же, шуба. Русские шубы шились мехом внутрь, а сверху покрывались дорогой тканью. Обширные, они в подоле доходили до трех с половиной метров. Шубу носили все прослойки общества. Крестьянские были из овчины, а также заячьи, волчьи и лисьи. У богатых - на бобровом, горностаевом меху, из куницы, соболя и чернобурки. В парадных случаях шубу пользовали летом и в помещениях - того требовал протокол.Русская шуба, как и русский мех, и сегодня является брендом на международном торговом рынке.

В одежде женщин рубахи также были базовой вещью. Они шились для разных случаев. Например, убивальница носилась просватанной девушкой целую неделю перед свадьбой – так она оплакивала юность, готовясь к жизни в чужой семье. Рубаха на Руси считалась одеждой-оберегом. Узоры по ее краям исполнены глубокой символики: они не давали проникать злым чарам к телу ни через ворот, ни через рукава, ни через подол. Кстати, насчитывается около девяноста видов славянских узоров, в которых десятками варьируется свастика – символ вечного солнцеворота. Одни узоры охраняли человека, другие - отдавали дань каким-либо силам. В «Слове о полку Игореве» Ярославна хотела бы полететь кукушкой по Дунаю, смочить «бе брян рукав», то есть украшенный браным (тканым) орнаментом, в Каяле реке и вытереть им кровавые раны мужа. Рукава наделялись в одежде сакральным смыслом, потому не случайно в русской сказке о царевне-лягушке Василиса Прекрасная взмахивает рукавами, а из них сыплются разные блага.

В северных областях женщины поверх рубахи носили сарафан. Именно он прочно ассоциируется с русским национальным костюмом. Это верно, если забыть, что сарафан вовсе не русское изобретение. Он пришел с Востока, из Персии. Шел к славянам через Турцию и Европу. Был изначально одеждой мужчин высших слоев общества. Так, в Государстве Московском сарафан носили воеводы и великие князья, а затем и сами государи.

Спустя время сарафаны из одежды вип мужчин стали принадлежностью состоятельных дам. По мере изношенности они с барского плеча доставались черни. Так что сарафан попал в народ путем сверху вниз, сделался излюбленным одеянием крестьянок севера и стал олицетворением русского национального костюма, не будучи таковым по происхождению.

Тем временем на русском юге вместо сарафана на рубаху надевали понёву – юбку из трех полотен, собранную вверху на тесемку. Подол ее был украшен. Понёва намного древней сарафана: она по времени совпадает с периодом формирования древнерусской народности, то есть из VI-VII веков. Понёву наделили такими эпитетами, как «бабий хомут», «бабья кабала», потому что ее носили замужние. Существовал обряд одевания понёвы по достижении девушкой совершеннолетия. Про такую говорили «рубаху сняла», так как в девичестве единственной одеждой была именно расшитая рубаха с шерстяным поясом да венок на голове.

Что касается головных уборов, то самым ярким из них был кокошник – символ русского национального костюма. Название произошло от древнерусского «кокошь» - курица-наседка. Чем только его не украшали! В зависимости от кошелька: присутствовали и парча, и позументы, и золотая фольга, и драгоценные камни, и бисер. Но даже у простого народа особо ценился кокошник с речным жемчугом, который добывали в озере Ильмень. Шитье жемчугом стало отдельным направлением в русском прикладном искусстве, иностранцы называли жемчуг камнем русских. А девицы на Покрова молились о своем замужестве такими словами: «Пресвятая Богородица, покрой мою голову жемчужным кокошничком, золотым подзатыльничком».

По краям кокошника были пущены рясны – спадающие на плечи жемчужные нити. Кстати, прилагательное рясный – «густой, частый, обильный» – от этого украшения.

Изгнанный из высших слоев общества при Петре Великом кокошник был возвращен в женский придворный костюм Екатериной II, воскресившей моду a la russe. А Николай I и вовсе издал указ, вводивший новый придворный наряд, дополненный кокошником. Так что кокошники в сочетании с декольтированным платьем оставались в гардеробе фрейлин до революции. Конечно, они были уже далеки от крестьянских прототипов и более походили на тиары итальянского возрождения. Последняя императрица Александра Федоровна тоже очень любила кокошник и много фотографировалась в нем. Ну а типичным унисекс для русского человека были лапти. Эту обувь из лыка столетиями носило все восточное славянство. Лапоть и крестьянин были синонимами. Вся русская деревня, за исключением Сибири и казачьих районов, круглый год ходила в лаптях. Одно слово – лапотная Россия. За год человек снашивал до пяти десятков пар, а уж «если в дорогу идти – до семи пар сплести». Так что народ поголовно был обучен «лыко вязать». И что с того, что иногда он это лыко не вяжет. Зато всему миру доказал, что не лаптем щи хлебает.

подготовила Зинаида Савина