You are here:   Главная >>> Как у наших соседей? >>> Аз, буки, веди «великого и могучего»

Аз, буки, веди «великого и могучего»

Русскому языку несказанно повезло: он с самого начала оказался в счастливом положении. Во-первых, зарождался в недрах единого восточнославянского языка, то есть все славянские этносы на то время были его носителями и понимали друг друга. Во-вторых, его никто не теснил, он не знал врагов в лице опасных конкурентов, которые бы угрожали его сохранности. В-третьих, русскому языку на ладошках Кирилла и Мефодия преподнесли письменность, идеально приспособленную под его фонетическую систему. Другими словами, русский язык развивался вольготно, по своему природному естеству. А когда природе не мешают, она обретает совершенные формы.

В отношении истории русского языка языковеды практически не испытывают сложностей – все прозрачно. Если и есть споры, то только о том, существовала ли дохристианская письменность. Академическая наука связывает ее появление с обращением в христианство во второй половине X века, чему есть текстовые доказательства. По другому мнению, славяне задолго до этого пользовались рунами. Однако несколько надписей, до конца не расшифрованных, не дают основания говорить о существовании рунической письменности. Так что письменность в X веке пришла к русским из византийской Солуни, и это стало невероятно счастливым обстоятельством для русского языка. Если бы не братья-миссионеры, восточными славянами занялся бы Рим. Римская церковь стояла на убеждении, что существует лишь три языка, на которых подобает славить Бога «с помощью письмен»: «Ни одному народу не следует иметь свою азбуку, кроме евреев, греков и латинян». И уготовили для западных славян латынь. Византия же была иного мнения. Отчасти потому, что по соседству с Солунью жили южные славяне, и солуняне знали их язык. Это облегчало задачу авторам кириллицы, которые уже в 864 году вместе с помощниками из числа учеников отправились в Моравию и очень скоро перевели Библию на славянский язык. Рим поспешил объявить хулу книгам на не канонизированном языке, но баталии стихли благодаря Папе, которого Кирилл и Мефодий умастили тем, что доставили из Корсуни мощи святого Климента, покоящиеся с тех пор в римской базилике.

1Кирилл и Мефодий выполнили задание сверх того – они дали две азбуки: кириллицу и глаголицу. Два века существовали обе, а впоследствии глаголица практически сошла на нет, так как ее буквы были невероятно замысловаты в начертании, со множеством завитков и петелек.

Русская азбука – совершенно уникальное явление среди всех известных способов буквенного письма. Она отличается не только тем, что в ней соблюден принцип «один звук – одна буква», в азбуке есть еще и содержание! Ее буквы имеют смысл. Но если, скажем, в иврите названия букв – это существительные в единственном числе и именительном падеже («алеф» - бык, «бет» - дом, «гимель» - верблюд и т. д.), то в кириллице использованы глаголы в разном наклонении, времени и числе, местоимения, наречия, существительные. Это уже связный цельный текст. Азъ, буки, веди, глаголь, добро, есте, живете, зело, земля… Русская азбука - это закодированное послание из глубины веков. И если придать ему современное звучание, получится примерно так: «Я знаю буквы. Письмо – это достояние. Трудитесь усердно, земляне, как подобает разумным людям. Постигайте мироздание. Несите слово убежденно: знание – дар Божий. Дерзайте, вникайте, чтобы сущего свет постичь».

2Русский язык родом из древнерусского – общего языка восточных славян в период с VII по XV век. В нем со временем обозначились три главные диалектные зоны, которые в конечном итоге привели к образованию русского, белорусского и украинского языков, начавших автономное существование. Как и большинство языков, русский имеет свои диалекты: юг России акает, север - окает, а меж ними - среднерусские говоры. На основе московской речи создался литературный язык.

Прежде чем стать литературным, русский прошел через несколько стадий развития. Поначалу это был старославянский, основанный на диалекте славян из окрестностей города Солунь: это восточная группа южнославянской ветви праславянского языка. На него Кирилл и Мефодий перевели богослужебные книги. Параллельно формировался церковнославянский – язык богослужения.

На следующем уровне его определяют как древнерусский – именно на нем, еще с частыми вкраплениями церковнославянской лексики, создана жемчужина «Слово о полку Игореве»: «Не лепо ли ны бяшет, братие, начяти старыми словесы трудных повестий о полку Игореве, Игоря Святославлича! Начати же ся той песни по былинамь сего времени, а не по замышлению Бояню! Боян бо вещий, аще кому хотяше песнь творити, то растекашется мыслию по древу, серым волком по земли, шизым орлом под облакы».

Жуковский дал такой перевод этого текста: «Не прилично ли будет нам, братия, начать древним складом печальную повесть о битвах Игоря, Игоря Святославича! Начаться же сей песни по былинам сего времени, а не по вымыслам Бояновым. Вещий Боян, если песнь кому створить хотел, растекался мыслию по древу, серым волком по земле, сизым орлом под облаками».

Это произведение вдохновило на перевод больших поэтов - Бальмонта, Гумилева, Заболоцкого, Евтушенко, что свидетельствует о необычайной красоте слога и образов, героического пафоса.

3Литературный язык в его нынешнем виде приближали к нам выдающиеся умы России. Справедливым будет начать их список с первопечатника Ивана Федорова: он в XVI веке создал печатный станок. Вскоре появился специальный Печатный двор, для которого отвели место вблизи Кремля. Для культурного роста России введение книгопечатания имело огромное значение, оно равносильно революционному прорыву. Хотя были и яростные противники новшества – не всем пришлось по вкусу создание типографии. Многие считали кощунством печатать на станке священные тексты, которые должно переписывать от руки. Да и орава монахов-переписчиков оказалась без работы. Потому случившийся в типографии пожар предполагают поджогом.

Федоров в книгопечатании обошел европейцев. Он ввел пробелы между словами, добился ровной линии с правой стороны страницы и применил совершенно новый способ двухцветной печати с одной печатной формы.

Политическая и техническая реконструкция государства Петровской эпохи также наложила отпечаток: язык освободился от церковной опеки, а реформа азбуки приблизила ее к образцам европейских книг. Многое сделал для языка Ломоносов: он разработал систему «трех штилей» как основу литературного языка и выпустил «Российскую грамматику».

Далее творцами и преобразователями русского языка выступили Державин, Радищев, Сумароков, Фонвизин, Карамзин, Жуковский: они открыли в литературе новые средства выражения, расширили значение слов. Но это еще был тяжелый, осложненный вычурными конструкциями слог. Все шло к тому, чтобы из недр русского народа явился тот, кто по-настоящему обновит язык. С этим блестяще справился гений Пушкина. Александр Сергеевич дал общенациональную норму русского языка, использовав все его богатство. Пушкин – создатель русского литературного языка.

«Золотой век», «серебряный век» - точная и емкая характеристика совокупно наработанного русскими писателями и поэтами. Колоссальное наследие, которым русский народ щедро поделился со всем миром. И мир принял его, полюбил, оставил себе. Пушкин, Лермонтов, Грибоедов, Гоголь, Некрасов, Тургенев, Островский, Герцен, Салтыков-Щедрин, Толстой, Чехов, Достоевский – они владели умами современников. Русская литература стала совестью русского народа. И сегодня нет нужды решать, что определить в качестве национальной идеи. У русских она есть: это литература. Она не только его богатство, но и нравственная сила. К ней обращались и будут обращаться за духовной мощью. «Ни в одной стране мира с самого начала ее возникновения литература не играла такой огромной государственной и общественной роли, как у восточных славян», - с этим утверждением Лихачева трудно не согласиться.

«Архангельский мужик» Михайло Ломоносов сформулировал, надо полагать, важную мысль: «Языка нашего небесна красота не будет никогда попрана от скота». Что разумел он под скотом? Очевидно, то же, что и словари: грубый, дикий, необразованный, некультурный, невоспитанный человек. То есть ученый-энциклопедист уже тогда предвидел возможные угрозы «великому и могучему» со стороны невеж и неучей. Эти угрозы намного серьезней, нежели вестернизация языка. С ней русский язык не раз сталкивался - были попытки иноземщины его потеснить. Однако русский успешно пережил без ущерба и германизацию при Петре I, и офранцуживание в XIX веке. Справится и с потоком англоязычных заимствований. Гораздо страшней для языка тотальное падение грамотности с попранием языковых норм. Понятно, что за этим стоит общественное бескультурье, которое пытается забыть о том, что грамотность – необходимое свойство культурного человека и видообразующее – для интеллигенции. Сегодня вызовы бросает интернет, где все более утверждается чудовищный сленг Оксимиронов и Гнойных, «пусек бятых» и прочего субкультурного новояза. А потому Анна Ахматова очень актуальна со своим духовным завещанием: «Мы сохраним тебя, русская речь, Великое русское слово. Свободным и чистым тебя пронесем, и внукам дадим, и от плена спасем навеки».

До свидания!

Страницу подготовила

Зинаида Савина